Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

CaduceusDNA

философия здравой ризомы

Ризома непобедима.
Как плесень.
Ее только чистым огнем, напалмом или ядреной бомбой.
Но я очень надеюсь, что до этого на этот раз не дойдет.
А если не дойдет, мы победим.
Но промедление смерти подобно.
Ризома должна победить.
Ризома - это есть мир.
Гипертекст - Семиосфера.
Во всяком, случае, на данный момент это самая адекватная научная модель.
Все прочие ведут к неминуемой гибели.
Но ризома должна быть здравой.
Не всякую плесень стоит поощрять.
Вот, например, музыкальную субкультуру я ставлю очень высоко.
Неплохо отношусь к европейским пидарам.
Академия гнилая насквозь.
Искусство в полном говне.
Студенты-дельфины попадаются очень и очень здоровенькие.
Программеры тоже ничего.
Но лучше всех все-таки музыканты.
Лучше не профессиональные,
хотя и профессиональные тоже нужны.
CaduceusDNA

Жизненная философия

Rebanada Naranja rebanada wrote in own_aforisms,
2012-02-25 10:51:00
Дело вкуса
Пока одни борются за место под солнцем, другие наслаждаются жизнью в тени.

Post a new comment
1 comments

[info]egmg*

February 25 2012, 15:43:54 UTC


Прекрасный афоризм, спасибо за доставленное удовольствие:)
soamo

об ученых

Ученые, люди науки (в современном понимании этого слова), - это падшие жертвой специализации философы, вообразившие свою картину мира единственно верной и непогрешимой. Вот сейчас-сейчас, колайдер наладим, и истина, она же реальность, у нас в кармане.

Ко мне приходят ученые и математики (а уж то, что математика не наука, это, кажется даже сами математики не отрицают) и говорят: каждый философ должен сдать нам экзамен по физике, химии, генетике, квантовой механике и т.д. - списку несть конца. А я говорю, что каждый физик, химик, генетик и прочая должен сдать экзамен философу на целостное, системное понимание мира. Любая дисциплина, любой язык описания мира есть всего лишь отрасль философии. Поэтому узкие специалисты должны постоянно сверяться с как можно более полной на данный момент философской картиной мира.

А в особенности экзамен по философии должны сдавать те, кто правит обществом. Любой политик, рвущийся во власть, должен в качестве своей предвыборной программы представить четкую философскую картину мира в общепонятных терминах. Что плохо, что хорошо в этой картине мира, откуда у него что берется, как он представляет Природу и какова роль человека в ней. А затем уже - как он представляет свою страну и свою задачу в этой системе. Хочешь управлять? Сначала скажи чем именно, каково поле твоей комепетенции, а потом говори - как.

Это, разумеется, мое субъективное мнение и моя личная позиция, в поддержку которой я готова предоставить все имеющиеся у меня аргументы.
qub

философия и гламур

Тут некоторые высказываются о гламуре как философии.

Нет уж, господамы, не надо называть философией все, что ни попадя. "Делай, как я! Делай, как все!" - это никакая не философия, это программа поведения, близкая к инстинктивной. Философия сознательно строит свое мировоззрение. А гламур - это блистательная поверхность бессознательного. Зверушки в этикетках.
qub

нищета философии

За минувшие сутки придумалось несколько схем благородного изъятия денег из властных структур. Пришлось отказаться по причинам этического характера, в данном случае принявших форму лени. Лень затеваться. И.А. сказала: "Милая, представь себе, сколько времени тебе придется на это потратить, тебе это надо?"


А да, важное объявление. В Тарту в автобусно-привокзальном ресторане-буфете Rehepapp 48% скидки. На 79 ЕЕК мы съели два супа и по большой тарелке овощей с томатным соком для меня и шампанским для gippius. Ресторанная еда по цене студенческой столовой. Спасибо кризису! Девушки на кассе очаровательны. Единственная убедительная просьба, кто пойдет, берите еду соразмерно своим возможностям, don't waste product!
box

рамизм-луллизм без мистификации

Луллий, несомненно, тоже поставил мне мозги, поставив их сначала Ф.Йейтс.

“Он говорил, однако, что в результате написанного комментатором Аристотеля, Аверроусом, многие отпали от прямого пути веры, особенно Католической веры, говоря, что Христианскую веру нельзя воспринимать умом, а только верой. Так как это сокрушило общину Христиан, Рамон взялся опровергнуть это положение демонстрациями и научными методами, опровергая их многими способами. Ибо если Католическая вера недоказуема интеллектом, тогда она не может быть правдой. И на эту тему он написал несколько книг” (Vita coaetanea, 46). Несколько книг – это 35 книг за два года в Париже, многие из которых специально направлены против доктрины Аверроуса.

Взяла из прекрасного очерка о Р.Луллии Т.Бонч-Осмоловской.http://www.ashtray.ru/main/texts/experlit/biser.htm

Вот и Кен Уилбер тоже все без мистики построил. Все доказуемо. Все научно доказуемо. Главное, хорошо владеть тем языком, который описывает на данный момент системный мир. "Владеть" здесь значит "контролировать ситуацию", то есть верифицировать ее системностью постоянно.

Очерк обязательно почитатйте. Очень неплохо промывает мозги мистикам. Сразу видно, откуда у мистики растут ноги - из дурно понятого Ибн-Синой Аристотеля.
A?

К эпистемологии пустоты.

Мамардашвили пишет: "У греков ... есть одна совершенно маниакальная настроенность или мысль: все посюстороннее, все здесь, все явлено, все открыто - но только в определенном срезе всего существующего". - (Лекция 5, с. 74).

То есть, по сути дела, и это очень обоснованная мысль, у греков нет представления о трансцендентном, нет двоемирия. Собственно, то что, казалось бы крамольно, мы писали о Платоне. С Платона отсчитывается традиция двоемирия, но у него его нет. Его Пещера совсем не об этом.

"Бытие - это бытие существующего, а не существование предметов. И оно - бытие существующего - нечто, что сопринадлежит мысли, которая узнает бытие существующего." - там же.

Это важно, единое и посюстороннее=бытие есть мысль, которая достигается невероятным напряжением мысли, усилием, которое весь этот мир и держит. Что же это за единство? Почему его надо держать усилием?

То, что нам дано "по мнению" - раздроблено, бесконечно раздроблено, чему, собственно, посвящены знаменитые апории Зенона. Ахиллес никогда не догонит черепаху в мире "по мнению", но догонит в мире единого и вечного настоящего Парменида, вечно пульсирующего - умирающего-рождающегося по Гераклиту.
"Выслушав ... Логос, должно признать: мудрость в том, чтобы знать все как одно". Гераклит. Фрагменты ранних ... Ч. 1. М.: "Наука". 1989. С. 199.

Так что же случилось с миром, что он расслоился, рассыпался, что его надо удерживать Логосом? С миром случилось понимание того, что мысль и бытие не едины. Что язык отделен от мира. Да, вот так. Потому Пармениду и Гераклиту приходится держать мир восстановленным Логосом. Оказывается, что то, что в мифе было простым и сразу данным, в мире мысли требует усилий. В мифе, чтобы держать мир, требовался ритуал. В мире мысли требуется особый язык, особое слово, чтобы держать его же, слово, единым с бытием. Mythos-слово и Logos-слово. И это принципиально разные типы слова. Первое не требует усилий по единению с бытием, второе - требует. Оттого требуется и создавать и держать законы греческого полиса, потому что глубокая трещина поползла между языком и миром. Оттого приходит осознание, что именно Логос рождает миры - это не человек генерирует смыслы, а Слово, язык (Лотман говорил - текст). Это очень похоже уже на конфуцианский Китай с его суровыми законами и кровавыми наказаниями за отступление от договоров. Темный Гераклит сыпет парадоксами, как Жуань Цзы, который плакал на свадьбе и смеялся на похоронах: слово есть слово, не есть мир.Трудно, конечно, при таком осознании удерживать мир, только в постоянном полемисе, битве за слово. Сократу и Платону становится понятно, что знание возможно только в пространстве языка - нельзя ничего помыслить из того, что ты не можешь помыслить. То есть сюда вся теория анамнезиса и памяти. Сюда же и дожившая до Августина идея Парменида о существовании только настоящего времени - нет ничего в прошлом (нельзя сказать) и в будущем, чего не было бы в настоящем. Настоящее управляет (говорит) прошлым и будущим.

И это возможно только на фоне представления о пустоте, небытии, то, что появляется в эксплицитном виде у Демокрита и атомистов. "То, что есть атом, - и есть отклонение от пустоты" - С. 93 (Лекция 6).

Вопрос тут вот какой. Греческий язык к зарождению философии уже может все это выразить. Всю раздробленность, разделенность мира, диалектику, существование трех модусов времени. То есть греки уже все это знали языком. Так почему вдруг происходит разлом? Что такое делал язык до того, чтобы в мифе мир и слово о нем не различались? Будучи уже тем языком, на котором эти различия стали очевидны философам. Почему язык думал спокойно человеком в мифе, и почему человек вдруг засомневался в языке? Что случилось? Нет ответа.
A?

К эпистемологии пустоты

Парменид кажется самым ярым и последовательным противником самого концепта небытия, ничто, пустоты. Его инвективы против заблуждающихся, рассуждающих о небытии кажутся просто-таки парафразами Витгенштейна.

"какие пути предлежат разысканью.
Первый тебе указует: «Есть!» и «Не-быть — невозможно!»
Это — путь Убежденья, оно же вслед Истине правит.
Путь же второй указует: «Не есть!», «Не-быть — непременность!»
Этот путь — так я говорю — уводит в незнанье,
Ибо тебе ни уведать того, что не есть, невозможно,
Ни об этом сказать." - О природе 2(2)

При этом он именно с этого начинает. Начинает с противопоставления "не есть" и "есть". Это и есть эпистемологическое основание его концепции бытия, которую он принципиально отметает в качестве такового. Он не только отказывает небытию в какой бы то ни было предикации, он отказывает ему в статусе концептуальности как таковой. И в этом Парменид оказывается гораздо ближе если не к пониманию, то к использованию в качестве эпистемологического основания модели двоемирия - трансцендентного. Это почти предельная апофатика, с которой он начинает. У него все выворочено вовне бытием, сущим. Несущее не помыслить.

"...мыслить и быть — не одно ли и то же?

Взглянь на то, что не рядом, но что на уме неотрывно, —
Ибо уму не рассечь сопричастности Бытного с Бытным.
Ни рассеяв его целиком во всяком порядке,
Ни воедино собрав. " - 3 (3-4)

Для него мысль и бытие есть одно и то же. Не отвлеченная мысль, а мысль, слитая с миром. И это совершенно уникальное, опять же эпистемологическое, состояние рефлексии - ему удается зафиксировать в мысли мифологическое состояние сознания. Это и рефлексия, и отказ от рефлексии.

Быть тому, чтоб сказать и помыслить Бытное. Ибо
Есть лишь «Быть», а Ничто — не есть: раздумай об этом! - 6(6)
Ибо ничем нельзя убедить, что Не-бытное может
Быть. Воздержи свою мысль от этой дороги исканий. - 7(7)

Это и физический мир, и мысль об этом мире, которая не обладает никакими привычными физическими параметрами преходящести и изменчивости. В сущности, определение этого бытия почти дословно совпадает с определением Дао по ДДЗ.

На этом пути остается
Только то, что Есть. На этом пути перед нами
Много примет у него: оно нерожденно, несмертно,
Цельно, единородно, недвижно, полнопредельно,
Не было и не будет, но есть, но ныне, но вкупе,
Слитно, едино.
Какое ему ты приищешь начало?
Как и откуда ему возрасти? Из Небытного Бытным
Я не дозволю его ни сказать, ни подумать: ни сказа
Нет, ни думы о том, что не есть. - 8(8)

То есть это то, чему не может предшествовать ничто, то есть это сущее и есть импульс самого себя, то, что ДДЗ называет Пустотой, Парменид называет Бытием:

И какая потреба
Из ничего повелит ему стать — иль раньше, иль позже?
Нет: или только быть, или только не быть ему должно.
Точно так же из Бытного стать чему-то иному
Мощь Убежденья не даст. - 8(9-10)
и т.д.

А все преходящее - имена, неподлинное Бытие (Дао - "Дао, которое может быть выражено словами, не есть постоянное Дао"):

Кроме Бытного, кроме того, что Мойра в оковах
Держит недвижным и цельным. А все остальное — лишь имя,
Все, что смертные в вере своей как истину ставят,
Все, что есть и не есть, рождается и погибает,
Место меняет свое и меняет яркие краски. - 8(39-40)
fish

Семиотика по Ницше (миф о Прометее)

Антиисторический комментарий на "Рождение трагедии"

Миф о Прометее трактуется также как преступление против природы. (с. 92-93):

"То, что человек свободно распоряжается огнём и получает его не только как дар небес, в зажигающей молнии и согревающем пламени солнца, — это представлялось созерцательности первобытного человека злодеянием, ограблением божественной природы. И таким образом, с самого начала первая же философская проблема ставит мучительно неразрешимое противоречие между человеком и богом и подкатывает его, как камень, к воротам всякой культуры. Лучшее и высшее, чего может достигнуть человечество, оно вымогает путём преступления и затем принуждено принять на себя и его последствия, а именно всю волну страдания и горестей, которую оскорблённые небожители посылают, должны послать, на благородное, стремящееся ввысь человечество." с. 92-93

Здесь обсуждается проблема, по сути, экологическая, отголоски которой мы имеем в идеях Федорова и Платнова, равно как и в "зеленой" идеологии. Но заметим снова, что, в первую очередь, это преступление мысли, языка, против природы, данной в языке. Вновь разделение на язык и его сознание, причем, случающаеся неизбежно, по воле рока. Ницше рисует картину распада единого мира на разные противостоящие друг другу в антагонизме и равновероятные миры (или языковые модусы, или язык и сознание). В то время как в христианстве, как мы знаем, два противостоящих друг другу мира равно ставятся под сомнение, верифицируя тем самым друг друга. Божественный мир сомнителен ввиду его непостижимости, плотский мир сомнителен ввиду его вторичности и иллюзорности по отношению к божественному. Античные миры также антогонистичны, но при этом несомненны:

"Несчастье, коренящееся в сущности вещей, которого созерцательный ариец не склонен отрицать путём кривотолков, противоречие, лежащее в самом сердце мира, открывается ему как взаимное проникновение двух различных миров, например божественного и человеческого, из коих каждый как индивид прав, но, будучи отдельным и рядом с каким-либо другим, неизбежно должен нести страдание за свою индивидуацию." с.93.

Миф о "Деметре, Деметре, которая впервые вновь познала радость лишь тогда, когда ей сказали, что она может ещё раз родить Диониса." с. 97.

В мифологическом сознании не диво - еще раз родить того же самого младенца, или стать своим собственным отцом. Трагедия заключается в том, что пришел Другой Язык, который сделал это невозможным. Этот Другой есть сознание языка, его законов в качестве законов, а не в качестве онтологической программы и данности. В этом и состоит трагедия и ее разрешение - в невозможном отныне востановлении единства:

"Мистериальное учение трагедии — основное познание о единстве всего существующего, взгляд на индивидуацию как изначальную причину зла, а искусство — как радостную надежду на возможность разрушения заклятия индивидуации, как предчувствие вновь восстановленного единства." с. 97

Каков же механизм приведения в действие единства внутри трагедии? Это плоская гомогенность языка и непротиворечивая совместимость его элементов ценой сценической редукции воображаемого мира.
fish

Семиотика по Ницше

Комментарий на "Рождение трагедии"

Перечитывая Ницше, обнаружила, что он демонстрирует довольно тонкую семиотику в рассуждениях об аполлонической выраженности образа и его отмены, вернее, базовом отсутствии в музыкальных основах дионисизма.

Collapse )
музыка - не язык, потому что в ней нет означающих, одни только означаемые!
Collapse )