Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

box

театральные салуны

Вся наша жизнь игра!

Еще раз о театре.


Завтра премьера "Дома Бернарды Альбы" в Русском театре.
Я даже решилась идти с мамой!
Режиссер-постановщик Иван Стрелкин очень хорошо отвечал на вопросы прессы. Был весьма разумен. Посмотрим, что получится на сцене.

Федерико Гарсия Лорка:
"Театр, может быть, самое могучее и верное средство возрождения страны; как барометр, театр указывает на подъем или упадок нации. Чуткий, прозорливый театр (я говорю обо всех жанрах - от трагедии до водевиля) способен в считанные годы переменить образ чувств целого народа, и, точно так же, увечный театр, отрастивший копыта вместо крыльев, способен растлить и усыпить нацию.
Театр - это школа смеха и слез; это свободная трибуна, с которой должно обличать лживую или ветхую мораль, представляя через живые судьбы вечные законы сердца и души человеческой.
Если народ не протянул руку помощи своему театру, он либо мертв, либо при смерти. Но также и театр, если он бесстрастен, глух к биению общественной жизни, к пульсу истории, к трагедии народа, слеп к исконным краскам родной земли и чужд ее душе, не смеет называться театром. Игорный дом, заведение, где предаются гнуснейшему пороку - "убивают время", - вот ему имя. Я не хочу никого оскорбить, я никого персонально не имею в виду, я говорю о театре вообще, о том, что надо решать проблему. "

Премьера постановки — 27 февраля.

Пресс-релиз:
«Спектакль “Дом Бернарды Альбы”, который создает Иван Стрелкин вместе с актерами театра, художниками Екатериной Малининой и Сергеем Илларионовым, композитором Александром Жеделевым и хореографом Ольгой Привис — это не документальная история “из жизни женщин в испанских селениях”.

“Это спектакль о людях, которые живут в предвкушении счастья, живут страстно и бешено, а потому трагизм этой истории для меня светел”, — так рассказывает о своем спектакле постановщик Иван Стрелкин.

В ролях:

Бернарда Альба — Лидия Головатая
Мария Xосефа, мать Бернарды — Лилия Шинкарёва
Ангустиас, дочь Бернарды — Анна Маркова
Магдалена, дочь Бернарды — Наталья Дымченко
Амелия, дочь Бернарды — Марина Малова
Мартирио, дочь Бернарды — Татьяна Космынина
Адела, дочь Бернарды — Анастасия Цубина
Понсия, служанка Бернарды — Елена Яковлева
Пруденсия — Татьяна Маневская
Антонио Мария Бенавидес — Олег Рогачёв
Батраки, музыканты — Сергей Фурманюк, Александр Жиленко, Артём Гареев»

Спектакль получился. И это Лорка, это размышления над текстом, а не измышления режиссера-постановщика:) Текст не тронут, сценические фантазии обоснованы всем содержанием пьесы, они переводят бытописание в символический регистр. Все девочки молодцы, убедительны. Таня Космынина и Анастасия Цубина особенно запомнились в дуэте любви-ненависти. Режиссер усилил любовную составляющую в отношениях между женщинами. У Лорки это не так ощутимо, а это, несомненно, добавляет драматизма.

Музыка органично собрала действо воедино - Саша Жеделев был на высоте. Кроме того, музыкальные эпизоды уравновешивают мрачную напряженность текста, вносят простанородный несколько грубоватый юмор в духе капричос. Тем самым спектакль приобретает в объеме.

Мне не хватало темпа в первых двух актах, но третий акт на одном дыхании.
Моя мама - барометр безупречного вкуса – одобрила. Она даже забыла про Украину на три часа. Мама сказала, что актриса Лидия Головатаяв роли Бернарды убедила ее больше, чем героиня, прописанная Лоркой. В спектакле становится понятной мотивация запрета - если вокруг только одно отребье, то за кого дочек отдавать? Уж лучше смерть.

Я поздравляю всю труппу Таллинского Русского драматического театра с грамотным прочтением авторского текста.
На нынешний момент развития искусства это будет высшая похвала.

Автор жил, автор жив, автор будет жить:)

Игра должна быть честной. Если работаешь в команде, надо уважать, а лучше - любить, своих соратников. Автор пьесы имеет право на сохранение своего авторского голоса, зафиксированного в тексте, с минимальными поправками. В противном случае следует писать "По мотивам такого-то произведения такого-то автора". Мало того, что автор, особенно гениальный, при жизни получает только долги и рассрочки, а после смерти его валят в общую могилу с нищими, ворами и проститутками, так автор еще и не имеет права голоса в своем собственном творении. Дожили. Доэкспериментировались.

Я не спорю с тем, что театр должен быть полем эксперимента. Никогда в жизни не откажу никому в праве на эксперимент! Я - экспериментатор по природе. Просто эксперимент должен быть поставлен по всем правилам. Я просто настаиваю на уважении к автору оригинального текста. Текст должен оставаться неприкосновенным в пределах разумного, вот и критерий, который отделит интерпретацию от варварства. В противном случае, следует писать: спектакль поставлен по мотивам, навеянным Рабиновичем или там еще кем-то.

Знаете, почему Моцарт восторгался скрипочкой нищего слепого? Потому что он был таким же нищим. А музыку он писал такую божественную, потому что умел любить.
А вы его, люди, в общую могилу. Да с одних рингтонов Моцарт мог бы сам себе пирамиду поставить из золота.

Когда я пишу о нашем Театре, меня обуревают противоречивые чувства. Я хочу, чтобы наш Театр процветал, чтобы он был всегда переполнен, чтобы блистали ложи, чтобы сцена была завалена цветами, и гремели овации. Что должен делать критик для того, чтобы любимый Театр занял подобающее место в нашей культуре? Критиковать, указывая на ошибки? так ведь распугаешь и так не очень многочисленную публику.
Я хочу сказать, что наша труппа перкрасно подготовлена к решению любой драматургической задачи. Отличная работа художников, машинерии, музыкантов, осветителей, но на что направлены все эти усилия и таланты?

Спектакль "Любовь и информация" гастролирующего по разным странам румынского по происхождению режиссера выглядит как студенческий капустник, только не смешной и без необходимых для такого междусобойчика интимных намеков. Эту нарезку мелких сценок можно было бы приклеить к "Вавилонской башне 1" Гацалова без каких-либо проблем, никто бы ничего не заметил. Актеры используются как автоматы, произносящие текст без истории и характеров. Без истории нет характера. Без развития темы и завершения этой темы в композиции не может состояться и полноценный спектакль. Это просто набор случайных эпизодов, они не порождают сколько-нибудь оформленной мысли, которую зритель мог бы развивать и обдумывать далее. Тут уместно вспомнить одну из крылатых фраз Юрия Лотмана "То, что не имеет конца, не имеет смысла". Представленное действо можно было обрезать в любом месте, ничего особенного бы не произошло. И зритель голосовал ногами, покидая и так малозаполненный зал в произвольные моменты.

В спектакле довольно много говорится о памяти, при этом почти ничего в памяти не остается. Потому что память предполагает перспективу и прагматику. Любое искусство - это искусство памяти, вернее даже, дополнительные усилия по осмыслению памятного опыта человека. Хотелось бы еще, чтобы не одного человека или двух, как в конкретном случае (автор текста - режиссер), но вообще-то всего человечества. Спектакль в идеале должен помогать зрителям осмыслять разрозненные жизненные ситуации на более высоком уровне обобщения, выявлять тенденции в развитии характеров, идеологии, политики, которые протягиваются из прошлого в настоящее и будущее. Лицо и тело актера в роли не равно лицу и телу физического носителя, это образ, то есть обобщение.

Название пьесы парадоксально. Мне не дали ни любви, ни информации. Пустые слова. Информация это не просто формальный шум, а упорядоченное рассуждение, осмысление. Искусство - это дополнительное усилие по упорядочиванию информации. Художник - специалист по дополнительным смыслам, только так творится нечто новое. Иначе зачем искусство, зачем театр? выйди на улицу, садись в трамвай, ты получишь ровно тот же шум, который производят на сцене персонажи, не обладающие никакой осмысленной индивидуальностью. Да пожалуй, в трамвае поинтереснее, потому что люди говорят о том, что их волнует здесь и сейчас, значит, может взволновать и тебя. Персонажи без истории оставляют зрителя полностью равнодушными. Невозможно решить, веришь ты им или нет, то есть невозможно сформировать их оценку, потому что нечем проверить их подлинность, не выстроена линия развития характера. В этом случае все мастерство актера сводится только к физическим параметрам. Физические параметры у наших актеров в порядке.

Зачем повесилась девушка в эпизоде со стиральной машиной? Низачем. Мы ничего не знаем об этой личности, которая весьма натуралистично задергалась в петле. Какая мысль, какая судьба привела ее в петлю? Неизвестно. Это все-равно что наблюдать за чуждым и непонятным тебе видом жизни, например, за насекомыми. Наблюдать неприятно, но особо сочувствовать тоже невозможно. Конечно, это можно определить в качестве формального приема остранения. Но если у Брехта такой прием раскрывал, например, механистичность современной цивилизации, то есть вписывался в более общую концепцию, то в данном случае, он никуда не вписан, потому что история не имеет ни начала, ни продолжения.

Столько усилий, затрат и труда, и времени, и денег, а в результате - ничего. Пустота. Возможно, это и есть наиболее реалистичное отражение нашей нынешней жизни, размазанной по сети псевдоинформации. Но мне кажется, что не следует забывать, что искусство не только отражает, но и активно влияет на жизнь. Я не хочу жить в таком мире без любви и без смысла. Я думаю, что театр мог бы мне помочь искать эти важнейшие для человека вещи. Театр - это огромная сила, это самый многомерный язык, способный выстравивать миры высшей степени правдоподобия даже на самой фантастической основе. Использовать театр даже просто для развлечения - это все равно, что забивать микроскопом гвозди. Это могут себе позволить только очень благополучные общества или слои общества, к каковым я бы уж никак не причислила нашу русскую общину в Эстонии.

Нам нужен Театр. Но нам нужен Театр как объединяющий общество организм, повышающий самосознание общества, оздоравливающий общество убедительной критикой и убедительными моделями социальных отношений. Без этой сверхзадачи, как говаривал начисто забытый ныне Станиславский, театр превращается в варьете. В нашем случае, еще и не веселое.

Безусловно хорошо только одно - спектакль идет на смешанном русско-эстонском, отражая языковую реальность нашей жизни. Однако само действо имеет мало национального колорита, так: где-то, кто-то, когда-то, что-то.
box

Рецензия. Сиддхартха. Goltsman Ballet

Сиддхартха. Goltsman Ballet
http://www.facebook.com/pages/Goltsman-Ballet/442260012511908?fref=ts
6, 7 и 8 июня в 19.00
театральный зал музея КУМУ
Балет-медитация «Сиддхартха»
по мотивам одноименного романа Германа Гессе.

Постановка: Мария Гольцман
Хореография и исполнение:
Сиддхартха ¤ Александр Жемжуров
Говинда / Камасвами / Васудева ¤ Егор Задоя
Будда ¤ Сайле Йоханна Лангсепп
Девушка у реки ¤ Лидия Тоомпере
Камала ¤ Мария Гольцман
Река ¤ Хейли Паррас

Звуковое оформление: Евгений Березовский, Лилиан Лангсепп, Рахо Лангсепп
Световое оформление: Александр Платунов, Евгений Березовский
Костюмы: Лиина Унт
Фото и видео: Андрей Бончук

Танцующая Семиотика как искусство компромисса

медитация Маши Гольцман
над
медитацией Германа Гессе
над
медитацией паломника в страну Востока
Ex oriente lux!

Сиддхартха это Путь к Свету

Маша Гольцман представляет регулярное многообразие авторского танца. В хореографии «Сиддхартхи» мы наблюдаем компромисс классического балета и тантрической йоги при посредничестве свободного танца в композиционном единстве музыки, жеста и света.

Попробуем обойтись без слов.
Танец это все кроме слов.

И все же даже балет не бывает без слов.
Уже само имя Сиддхартха со ссылкой на Германа Гессе повышает интеллектуальный уровень местной театральной аудитории.

Маша внимательно читает текст, так что без слова никуда, но в ее замысле слово обретает множественные обертона и окраски.

Любое искусство это представление законченных результатов творческого процесса в соответствии с замыслом Автора. Творческий процесс бесконечен и безграничен и авторства не имеет, а текст замкнут в свою композицию и за него отвечает автор. Все это семиотика, которую Маша изучала в Тартуской традиции.

Маша прекрасно отдает себе отчет в том, что она делает. Идеальное соотношение теории и практики.
Композиция есть состоящее из частей, а вернее, слоев, целое. Вся команда поработала на высший балл. Музыка и свет создали пространство медитации, в то время как тела рассказывали историю духовных поисков брамина.

В случае танца основой регулярного поля выражения является тело танцовщика, остальное - произвольно. Любое тело обладает своими параметрами и энергетикой. Искусство–мастерство накладывает на «обыденное» тело дополнительные задачи-ограничения. Мастерство не бывает без труда, аскезы. Но повышение регулярности приводит к консервации, бесконечному воспроизведению одного и того же, то есть к утрате смысла.

Классический русский балет явился вершиной и пределом выразительных возможностей закрепощенного станком тела. Майя Плисецкая представила собой идеальный образец классической балерины уже на изломе в свободные формы танца. Большой балет завершил свой жизненный цикл. Это было искусство Империи. Нет Империи, нет Большого. Можно и нужно хранить это искусство, но открытия будут делаться во всевозможных пограничных экспериментальных маленьких труппах. Таких как Goltsman Ballet. Это новый талантливый, яркий творческий организм европейского уровня в нашем артистическом контексте. Я уверена, что у него большое будущее.

Представление посетил лама Лаба Сангье, драгоценный Кхенчен Гьялцен Ринпоче,
https://www.facebook.com/konchok.sangyas?fref=ts
оказавшийся по счастливой случайности во время премьеры в Таллине. Он пригласил всю труппу в свой центр
http://www.drikung.ee/novosti.html
и называл «маленькими буддами».
box

Педагогическая поэма. Отчет.

Дедлайны очень важны. Без дедлайнов вообще ничего не сделаешь. Особенно при свободном графике полетов мысли. Надо работать, а работа - это дедлайн. Работа - это когда ты идешь к определенному времени в определенное место и делаешь то, о чем было договорено, за вознаграждение. По окончании работы следует представлять отчеты разной степени обобщения. Только отчет является документом, пропуском в общество взаимовыгодных договаривающихся сторон.
Collapse )
CaduceusDNA

Светские хроники

Сегодня Toshiki Okada в Раквере на Балтоскандале.
Дофин обещал заехать за мной.

Буду пасти дельфинов.

Мне все больше интересен театр.
Театр - это все же самый крутой психофизический эксперимент, самый авангард.
Музыка слишком абстрактна, а театр - мясо.

За последнее время я посмотрела несколько спектаклей русских малых неакадемических театров.
Это было весьма интересно. Театр Док рулит.

На Балтоскандале я буду впервые. А Дофин уже несколько лет подряд туда ездит. И вообще дельфины интересуются театром. Ходят, тусуются вместе. Целый номер "Плуга" театру посвятили. В том числе и Тартускому Экспериментальному Студенческому Театру (ТЭСТ) ЛИПСов. То есть историей своего движения тоже интересуются:)

И это хорошо.
A?

Ревельский дневник

Была на прогоне спектакля Нового театра.
Марина Крапивина "Ставангер"
Режиссер Юрий Муравицкий
Kanuti Gildi SAAL

Меня впечатлило. Очень жизненная история. Русская женщина едет по интернетному знакомству в Норвегию.
Честно написано и адекватно представлено.
Мои поздравления режиссеру и актерам.
Было убедительно.
soamo

Перечитывал свой блог, много думал

Перечитывала свой блог за 2006 год. Какое счастье, что есть эта форма записи мыслей по жизни.
Все ходы записаны, все задокументировано с точностью до секунды. Чистейшее счастье настоящего ученого-экспериментатора. Просто именины сердца. ПирДуха. Я, кстати, именно благодаря тому, что поумнела за годы ведения этого Дневника Самонаблюдений, наконец, поняла, что имел в виду Платон под своим Пиром, нет сомнений, - ПирДуха. Джулио Камилло не даст соврать, он, поместивший на высшем уровне своего Мнемонического Театра Мироздания Пир Олимпийцев по Платону.

Так вот, моя прекрасная на данный момент способность к рекурсии развилась благодаря фиксации своих мыслей в блоговой форме. А также благодаря диалогу с моими любезными сотрапезниками, моими комментаторами, с которыми я сталкивалась в таком разнообразии речевых ситуаций на протяжении этих лет. Мои учителя. Всем вам благодарна, каждому, давшему мне пинка дзена и приласкавшему меня вопреки всем моим выкрутасам. Всем спасибо. Вы всегда свободны придти ко мне, тем или иным способом (хи-хи-хи, я комменты от не-френдов-то закрыла, так что у меня фильтр - на чуть более любезных; все равно любезны, но некоторые ровнее других).

Да, блог - это редукция сознания, но настолько многоаспектная, что практически все можно вытащить по ассоциативным каналам. То есть собственно мы получаем превосходный скан мозга на протяжении многих лут. Однако...

Вам когда-нибудь делали томограмму головы?
box

Дорпатская Мнемозина

Боже, как я люблю Дерпт зимой со снегом.
Встанешь - темно. Только белые скелеты деревьев под редкими фонарями. Гололедица.
Я здесь съезжала на санках в Кошачий овраг, а рядом был заманчивый каток с такими праздничными фонариками, что хотелось их съесть, как леденцы, с хрустом. На этот каток ходили еще мой в скором времени будущий папенька с моей в скором времени будущей маменькой.

Здесь топятся печки. Дима Кузовкин вообще считает, что жить в Дорпате без печки, просто абсурдно. Как можно жить без печки, если можно с печкой?

Вот в этом доме с печкой Лотман жил раньше ("А Лотман-то все работает!"), а вот в этом доме с печкой он жил позже. И Амелин ходил топить ему печку, но как-то задирался много. А ЮрМих уже тогда был больной и несчастный после смерти Зары. И говорил: "Вы разводитесь, Лена? А простить?"

И в этом доме до сих пор живут Рейфмана (или Вольперта, говорится и так, и так). Вольперт гуляет по парку, делая дыхательную гимнастику. Надо бы пойти навестить ее, все как-то не дойти. Я хочу спросить сейчас важное для меня, как соотносятся шахматы с театром? Как это встроено одно в другое или разнесено?

th3 рассказывала, как она познакомилась с Вольперт. Это были какие-то ранние годы, первый КВН между филологами-медиками и физиками-математиками. Предполагался блиц-турнир по шахматам. И филологи (всегда отличались слабыми моральными устоями) выставили играть против перворазрядницы th3 чемпионку Союза. Вольперт потом очень много извинялась. А я так думаю, ей просто хотелось участвовать в балагане. Театр!

Идея театра зародилась в нашей 331-ой комнате, а потом Вольперт просто вырвала у нас ее из рук. И semper bene! Лотман придумал идею пьесы "В старом Дерпте" про всю около-пушкинскую компанию с так и не приезжающим Пушкиным. Сначала писал Немировский, потом Вольперт все перекроила по-своему. И ведь играли. Языков, Воейков, Кайсаров, Жуковский, Маша Протасова. Господи, ведь там даже, кажется, кого-то играл Гриша Лотман! Кого? Потом Гриша упал с крыши. Алик Ферман, Ира Царева, Люда Зайонц, Игорь Жюрьяри-Осипов (Игорь был самый настоящий актер, что несколько выбивалось из стиля капустника), Инга Мангус, Назька Арутюнян (Арутюнян хохотала служанку в Мольере до слез). Романы, интриги. Теперь я понимаю, какая книга сформировала ментальность Ларисы Ильиничны. Как сейчас слышу ее голос ex cathedra: "Шадерло де Лакло. Опасные связи", - произносится, плотоядно облизываясь. Люда Зайонц была очень хороша в этом контуре. Я просто вижу ее в глубочайшем декольте и фижмах. Мы всегда настороженно и ехидно наблюдали друг за другом. Интересно, что видела она?

Ферманы тогда поженились после спектакля (это я вру, приукрашиваю действительность театральным эффектом). Ира года два как умерла от рака. Борька Габович тоже нашел свою Файку на театре. Я звонила Борьке из Нью Хэвена, разыскивала его по всем знакомым. В Таллине умирал мой отец. Наши отцы - Борькин и мой - спали на одних нарах на Целине, туда студентов посылали. Потом Женька Габович (это не я, это так его называл мой папа) уехал в Германию. А старый Габович повесился. Только не соображу, до моего появления в Тарту или уже после. В первую жену старого Габовича Дину был влюблен ЮрМих. Зара плакала на свадьбе th3. А мы тусовались у Борьки на старой квартире старого Габовича. Это было пол-этажа в старом городском доме с печкой в профессорском районе.

И раньше это была квартира Правдина, которого я никогда не видела, зато про него рассказывал Игорь Аполлониевич Чернов, мой учитель, один из первых настоящих учителей дзена. До сих пор у нас ехидно влюбленные отношения. Игорь Аполлониевич, разгуливавший по Дорпату с огромной собакой Воландом, которая, впрочем, скоро умерла, оставив по себе неизгладимую память. Еще бы - такой теленок! Он с ней приезжал к нам в Питер на Марата. Потом он много пил и уехал на остров свиней в Финляндию.

В доме Правдина-Габовича была большая комната-библиотека, срезанная по углам шкафами. Окна выходили в сад. У Борьки тогда был не очень удачный роман с Леной Юдейкиной, а у меня с Сережей Доценко, мы даже как-то там остались ночевать. Одни. Как будто это наш дом, наши окна в наш сад, где под деревьями лежат коричневые сморщенные яблоки, уже присыпанные первым снегом.

Ладно, остановите меня. Все это уже далеко выходит за рамки жж-формата.
Могу с любой буквы, с любого места-времени. Все, что помню, и не только я помню.
box

Panopticon как театр памяти

Иконографичнейший idavirus напомнил недавно о Паноптиконе Бентама, послужившем объектом интереса в качестве модели Идеальной Тюрьмы для М. Фуко.


Panopticon blueprint by Jeremy Bentham, 1791

Мне эта модель сегодня припомнилась, когда я говорила на лекции о ренессансном мнемоническом театре Джулио Камилло (Giulio Camillo Delminio (1480-1544)), построенном в соответствии с солярно ориентированной классификацией Вселенной Марсилио Фичино и моделью классического идеального театра из трактата Витрувия, столь значимого для Возрождения.


Реконструкция Театра Камилло Френсис Йейтс


Театр Витрувия

Сходство Театра Камилло с Паноптиконом проходит по многим параметрам
- это классификация и сепарация объектов по камерам, централизованная, причем, в центре именно помещен наблюдатель. В случае Камилло - мнемонист, обозревающий эту машину образов и этикеток к ним. В случае Бентама - это надзиратель. Важно и то, что в обеих этих моделях существенную роль играет концепция света. У Бентама это контржурный свет, позволяющий видеть образ-силуэт каждого заключенного. У Камилло это солнце, помещенное в центре и во главе иерархии, хотя и на самом дне амфитеатра (солнце попадает на место Софии у гностиков и Эн Соф каббалистов), эманирующее - деградирующее во все более дробные и низкие слои мира. У Камилло это некоторое совмещение колес и лестницы Луллия в одной модели. Центральное солнце же вполне эгоистично идентифицируется с глазом наблюдателя - идеальным стереоскопическим глазом, как если бы визуальную пирамиду прямой перспективы Альберти развернули в стереометрическую воронку амфитеатра.
Бентам, вполне вероятно, пользовался если не сведениями о Театре Камилло, то похожими моделями, из той же парадигмы. Только уже очищенными от явных отсылок к мистицизму в эпоху Просвещения. Не зря старался Исаак Казабон (Isaac Causabon), который в 1614 году доказал, что герметическкий корпус вовсе не освещает древние мистические тайны и культы Египта, и никакими до-платониками там не пахнет. За то и получил роль в Эко-Маятнике.

Забавно, что у Шекспира есть высказывания равно приравнивающие мир к театру и страну (ну ладно, ладно) к тюрьме. Меж тем Йейтс считает, что шекспировский "Глобус" построен был также в соответствии с моделями памяти.
box

"Я видел женщин с начисто содранной кожей" (с) Азазелло


Я вот думаю, что запросто, если бы это стало возможно технически, ну скажем, полное опрозрачнивание кожи, канон женской красоты мог бы включать и любование мышечной тканью, пронизанной сосудиками, как в анатомических атласах. О, как у нее проходит эта вена! С каким изгибом, и разветвляется на Невку и Неву! А вот здесь отложился пластик жирку, совсем тоненький, почти прозрачный, и такой белый, не то, что у этой старой мымры желтый шмат в подвздошьи.
Ну а дальше можно было бы делать прозрачными куски плоти в разных местах и в разной степени. Во-он пошла, смотри, смотри, как у нее играет левая почка! В общем, радости Хамберта Хамберта на каждом шагу. Как там? - "чета миловидных почек, морской виноград легких." Или наоборот - радости вивисектора Базарова - "хоть сейчас в анатомический театр!" Ох, какие у Настасьи Филлиповны фаллопиевы трубы!