Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

box

Артистические салуны

О чем поет блюз.

Goltsman Ballet
KUMU
"Blue"
хореография: Криста Кёстер

О чем балет "Blue"? О грустном. Об одиночестве, о тоске по самому себе. О том, что никому до тебя нет никакого дела, потому что и тебе ни до кого. О гибели человечества. Об одиночестве не-разума. Обрыве коммуникации...
О как мне холодно, блюз!
О как мне холодно на дне твоего отсутствия...
И только труба, и только струна, и только огненный хвост кометы.

Мама сказала, что ей было очень больно смотреть на эту гибель детей человеческих. А ведь для меня это привычная среда обитания...
Мне очень понравился спектакль.
Мне надоело писать критику:)
box

(no subject)

Угасание урагана святой Иуда в Ревеле оотметили своим присутствием сразу две беззаботно скитающихся легенды русского авторского рока: Захар Май и Умка. Умка проездом в Тарту, а Захар с заездом в Тарту. У Зака сольник в Коду, Умка в антракте, у Умки сольник в ГенКлубе, Зак на подогреве. Респект куратору музыкальной программы Kodu бара Даничу и дистанционному советнику по делам субкультуры Физегу.
http://bublik.delfi.ee/news/culture/vstrecha-na-emajygi-umka-bez-bronevichka-i-zahar-maj-vystupyat-v-tartu.d?id=66981754

Звездная комбинация получилась очень эффектной, представив как бы два полюса традиции. Захар работает с попсой, препарируя ее острым как бритва своевременным языком и ироническим драйвом. Менты и пидарасы, Пугачева, актуальный Навальный на "Лаванду" - калейдоскоп эпох на фоне отвязного гоп-стопа. Публика набилась под завязку, русская, эстонская, английская речь. Мне таки облили мой сарафан "Спасатель" - крещение пивом, как и положено в Коду. Народ подпевал, выкрикивал отлитые в мемы строчки. Неудивительно - многие выросли на этих песнях. "Шива-разрушитель", "Маньяки", "Umbrella" - хиты тех, кому сейчас под 30.

Умка, напротив, это поток авторского сознания, чистая идиосинкразия - вибрато на грани с истерией. Но именно на грани. Тексты Умки при всей их индивидуальности очень литературны, можно сказать, филологичны. Подпевать ей затруднительно.

Даже внешне они представляют контарстную пару. Зак еще заматерел, являя собой аллюзию на римского патриция времени расцвета Империи. Я бы его профиль вообще чеканила на монетах - 30 заков мая, 300 заков мая. А Умка так и осталась тростинкой в хипповском прикиде пригодном для автостопа. Где в ней помещается весь тот драйв, что она выдает, уму непостижимо.

Короче, все получилось. Это было мега-круто, сожалею о тех, кто манкировал сие яркое событие музыкальной субкультурной сцены.
box

Рецензия. Сиддхартха. Goltsman Ballet

Сиддхартха. Goltsman Ballet
http://www.facebook.com/pages/Goltsman-Ballet/442260012511908?fref=ts
6, 7 и 8 июня в 19.00
театральный зал музея КУМУ
Балет-медитация «Сиддхартха»
по мотивам одноименного романа Германа Гессе.

Постановка: Мария Гольцман
Хореография и исполнение:
Сиддхартха ¤ Александр Жемжуров
Говинда / Камасвами / Васудева ¤ Егор Задоя
Будда ¤ Сайле Йоханна Лангсепп
Девушка у реки ¤ Лидия Тоомпере
Камала ¤ Мария Гольцман
Река ¤ Хейли Паррас

Звуковое оформление: Евгений Березовский, Лилиан Лангсепп, Рахо Лангсепп
Световое оформление: Александр Платунов, Евгений Березовский
Костюмы: Лиина Унт
Фото и видео: Андрей Бончук

Танцующая Семиотика как искусство компромисса

медитация Маши Гольцман
над
медитацией Германа Гессе
над
медитацией паломника в страну Востока
Ex oriente lux!

Сиддхартха это Путь к Свету

Маша Гольцман представляет регулярное многообразие авторского танца. В хореографии «Сиддхартхи» мы наблюдаем компромисс классического балета и тантрической йоги при посредничестве свободного танца в композиционном единстве музыки, жеста и света.

Попробуем обойтись без слов.
Танец это все кроме слов.

И все же даже балет не бывает без слов.
Уже само имя Сиддхартха со ссылкой на Германа Гессе повышает интеллектуальный уровень местной театральной аудитории.

Маша внимательно читает текст, так что без слова никуда, но в ее замысле слово обретает множественные обертона и окраски.

Любое искусство это представление законченных результатов творческого процесса в соответствии с замыслом Автора. Творческий процесс бесконечен и безграничен и авторства не имеет, а текст замкнут в свою композицию и за него отвечает автор. Все это семиотика, которую Маша изучала в Тартуской традиции.

Маша прекрасно отдает себе отчет в том, что она делает. Идеальное соотношение теории и практики.
Композиция есть состоящее из частей, а вернее, слоев, целое. Вся команда поработала на высший балл. Музыка и свет создали пространство медитации, в то время как тела рассказывали историю духовных поисков брамина.

В случае танца основой регулярного поля выражения является тело танцовщика, остальное - произвольно. Любое тело обладает своими параметрами и энергетикой. Искусство–мастерство накладывает на «обыденное» тело дополнительные задачи-ограничения. Мастерство не бывает без труда, аскезы. Но повышение регулярности приводит к консервации, бесконечному воспроизведению одного и того же, то есть к утрате смысла.

Классический русский балет явился вершиной и пределом выразительных возможностей закрепощенного станком тела. Майя Плисецкая представила собой идеальный образец классической балерины уже на изломе в свободные формы танца. Большой балет завершил свой жизненный цикл. Это было искусство Империи. Нет Империи, нет Большого. Можно и нужно хранить это искусство, но открытия будут делаться во всевозможных пограничных экспериментальных маленьких труппах. Таких как Goltsman Ballet. Это новый талантливый, яркий творческий организм европейского уровня в нашем артистическом контексте. Я уверена, что у него большое будущее.

Представление посетил лама Лаба Сангье, драгоценный Кхенчен Гьялцен Ринпоче,
https://www.facebook.com/konchok.sangyas?fref=ts
оказавшийся по счастливой случайности во время премьеры в Таллине. Он пригласил всю труппу в свой центр
http://www.drikung.ee/novosti.html
и называл «маленькими буддами».
box

Педагогическая поэма. Отчет.

Дедлайны очень важны. Без дедлайнов вообще ничего не сделаешь. Особенно при свободном графике полетов мысли. Надо работать, а работа - это дедлайн. Работа - это когда ты идешь к определенному времени в определенное место и делаешь то, о чем было договорено, за вознаграждение. По окончании работы следует представлять отчеты разной степени обобщения. Только отчет является документом, пропуском в общество взаимовыгодных договаривающихся сторон.
Collapse )
box

Педагогическая поэма

За два рабочих дня истоптала две пары обуви.

Я приехала на "Семиотику искусства" натурально в красных ботах, Красном Хаосе, жакете Бабочка со шнягой от Дали, черных стречах и с рюкзаком Mark Matured, содержащем дополнительный фрейм - мнемокейс "Как я провел лето 2012". Поверх всего я накинула черный вельветовый широкий плащ с длиннющим капюшоном, поскольку предполагался спецэффект.

Аудитория 139 в ГЗ. Лотман нам в ней тоже читал. Я так и вижу его, вбегающего к дирижерскому пульту, выкладывающего из портфеля тома, ощетинившиеся закладками. Он, как Мравинский, с первого пассажа знал, чем закончит лекцию, уводя нас, ошарашенных, в безумные дебри мысли в режиме большого времени.
Лотман был гениальный лектор, а значит, великий актер.
Он играл с таким размахом и так взаправду, что порою захватывало дух.
Мы его обожали, хотя некоторые бунтовали.
Но я обожала. Он был настоящим джентельменом.
Он подавал пальто всем своим гостям обоего пола, приговаривая, что "Только лакеи не подают друг другу пальто."

Первая лекция по Семиотике искусства. 54 человека, нормально. Вся аппаратура работает. Интернет есть. Проектор подключился (не без помощи студиозуса). 14:10 10.09.2012 Я пять минут проверяю линки, открываю материалы, лажу по ФБ. 14:15 я встаю, надеваю балаклаву (см. ниже), распахиваю плащ - Ужаснах Летящий на Крыльях Ночинах! - и предстаю, объятая пламенем Красного Дракона Бабочка. В балаклаве от Шуры redgum.

Ага!
Я начала со слов:
Это наша первая лекция по Семиотике искусства, и вы ее никогда не забудете!
Любое искусство начинается с памяти.

И я достала свой мнемокейс "Как я провела лето".

Потом еще провела семинар. Показала свое вязанье - Зеленый Хаос.
Мы прогулялись по городу по специальному мнемоническому маршруту.
Ответила на приватные вопросы студентов.

И когда я, усталая, дотащилась до скамейки перед Семинаркой на задах ГЗ дабы покурить, я обнаружила, что у меня треснули черные платформы моих красных котурнов! Я еле дотащилась до дому через мост Уруз.
И добрый физег, Хатуль Мадан, их заклеил.
Но мне пришлось на Археологию мозга идти в Малых Черных Котурнах, которым сносу нет уже лет 12. Вот, как раньше делали!

Я провела Археологию мозга. Показала клип с эпидемией ПР3, снова надевала балаклаву - пусть привыкают.
Навигаторы сделали трое. У одного мальчика брелок с черным котегом, у девочки фишка из какого-то кабака, у другой девочки интересный - старый немецкий патрон, который у нее "всегда был, сколько себя помню", а пуля - старая, вставная - русская.

И вот выхожу я к Пирогову покурить! И вижу, что у меня треснули и Черные Котурны. Такие вот дела.

Зато вечером мы с Хатуль Маданом вышли в город послушать юный джаз в Студке. Посидели, покурили там под кленом, послушали джаз-джем. Очень милые детки, классический джаз, ну разве что с электрогитарами. Я была, разумеется, в свежезаклеенных физегом Красных Ботах-Котурнах, Красном Драконе и Бабочке, а Хатуль Мадан был в красном пиджаке на черную рубашку и джинсы. И в красном галстуке. Нас видела соседка, жена Учоного Соседа, и Самая Мелкая Институтка на мосту Уруз. Не считая прочих более или менее подвыпивших студиозусов, гуляющих под медовым светом городских фонарей. Бермудский треугольник не спит никогда.

Но боты теперь придется выбросить, они трескаются рядом со склейкой.
Я, кстати, с радостью перелезу в свои старинные английские ботинки. Вот уж честно делали. Лет 8 как.





Интересно, Лотману бы понравилось? Думаю, Заре бы точно понравилось. У нее было безупречное чувство юмора.
CaduceusDNA

философия здравой ризомы

Ризома непобедима.
Как плесень.
Ее только чистым огнем, напалмом или ядреной бомбой.
Но я очень надеюсь, что до этого на этот раз не дойдет.
А если не дойдет, мы победим.
Но промедление смерти подобно.
Ризома должна победить.
Ризома - это есть мир.
Гипертекст - Семиосфера.
Во всяком, случае, на данный момент это самая адекватная научная модель.
Все прочие ведут к неминуемой гибели.
Но ризома должна быть здравой.
Не всякую плесень стоит поощрять.
Вот, например, музыкальную субкультуру я ставлю очень высоко.
Неплохо отношусь к европейским пидарам.
Академия гнилая насквозь.
Искусство в полном говне.
Студенты-дельфины попадаются очень и очень здоровенькие.
Программеры тоже ничего.
Но лучше всех все-таки музыканты.
Лучше не профессиональные,
хотя и профессиональные тоже нужны.
box

Привет от Пифии ПоП

К вопросу о пользе спама в жж. Они спамят к старым записям зачем-то.

Во, как я, оказывается, сказала в диалоге с ним аж в 2007 году.

egmg ([info]egmg*) wrote,
@ 2007-06-01 23:32:00

к му языка: точка -симптом музыклаьной культуры
egmg:
Чем больше я вдумываюсь в проблему знакообразования в музыке, тем больше прихожу к убеждению, что музыка создает некую развернутую систему, во всем подобную языку кроме регулярного коммуницирования смысла, читаемого сообщения. Музыка создает то, что разрушил в процессе артикуляции Фрейд (назвала бы его в отместку – неназываемым). А именно то, что устроено как язык и во всем ему подобно (особенно четко этот момент был проговорен уже Лаканом), но не язык – бессознательное. В сущности, представление о музыке как о бессознательном многим дано как тривиальная аксиома, не требующая никаких доказательств. Мне все же представляется забавным, что такие доказательства возможны. Структура абсолютно повторяющая язык, но в отсутствие языкового смысла .
Это и есть само бессознательное, причем коллективное. Я какое-то время назад была склонна отказать этому термину в легитимности, но с музыкой мы, кажется, не можем обойтись без этого концепта.

gippius:
В этом случае я склонен отчасти переосмыслить представления эволюционистов пост-дарвинисткого толка, которые связывали целесообразность музыки с её происхождением. В рамках психо-динамического подхода я вижу, по крайней мере, один полезный навык, сопряжённый с музыкой, навык, способствоваший если не выживанию вида, то позволявший стабилизацию и сохранение общественных связей. И это опыт языкового вытеснения. Как только язык становится влиятельным средством общественного контроля и учета, музыка, ещё связанная с танцем, приобретает в законных правах социальной практики, структурирующей отказ от языка. Парадоксальным образом музыка начинает дублировать язык в его функции обеспечения социально-группового ориентирования и, таким образом, жизнеспособности социальной группы.

Музыка как резервуар коллективного бессознательного могла сложиться только в процессе развития языка. От простейших форм языковой организации до высокоорганизованных систем коммуницирования смысла музыка была и остаётся отводным каналом, принимающим языковые излишки. Процесс утилизации общественных запретов, накладываемых на невозможные в обществе формы языкового обмена, продолжается до сих пор. Однако это специфическая функция музыки, приложимая к большим общественным группам, никогда не рассматривалась в достаточном концепутальном объёме. Считается, что в архаических обществах участник ритуала, - в котором освобождение от моральных запретов и желаний, невозможных к общественной реализациии, получало музыкальное сопровождение, - имел дело не столько с музыкой в современном понимании, сколько с примитивным соматическим влиянием отдельного звука. Я со своей стороны не вижу никаких препятствий рассматривать процесс профессионализации музыки как последствие усложнения общественных форм жизни и соответсвенно языкового контроля, что потребовало по ходу исторического развития все более и более сложно устроенных каналов переправки языковых «отходов» из повседневно-общественной сферы в сферу, которая по иронии истории для этого оказалась предназначенной. Соответственно, более сложных форм потребовала и организация практики высбождения запретных объектов в специально отведённых для этого местах. В этом смысле музыка обладает неоспоримой социально-языковой функцией – последовательных защиты, вытеснения, компенсаторного удовлетворения и общественного согласия. Хотел бы обратить внимание, что такое понимание не противоречит традиционному подходу к истории музыки: от простейших танцевальных форм и напевов, сопровождавших те или иные работы - к сложноорганизованным системам гармонических или звуковысотных отношений. Другими словами, чем большее влияние язык приобретал, тем сложнее становились формы его утилизации и последующей реструктуризации в музыкальном событии. Тотальность языка потребовала, как представляется, уже целого симфонического оркестра из пестиков и тычинок. Разумеется, речь не идёт об исчерпывающей историко-семантической модели музыки, а касается только некоторых аспектов значения и одного из возможных коммуникативных кодов в отношении слушатель-музыка...

egmg:
Мне кажется, что появление языка должно было сопровождаться ужасающими симптомами. Таков закон травматичности всего нового, выталкиваемого на поверхность тела культуры. Метафора Ю.Лотмана о взрывном характере развития культуры здесь как нельзя более удачна. Взрыв разрушает и разрывает в клочья, реконфигурируя семиосферу каждый раз заново. Что же говорить о процессе родов самой культуры? Рассуждение о психических расстройствах homo sapiens раннего Палеолита было бы некорректным в силу проблематичности понятия психе в применении к неразвитым формам языка. Однако, мне кажется весьма вероятным, что необходимость освобождения от новорожденного коллективного "чужого" у кроманьонцев была едва ли не острее, чем у нашего современника. Сумасшедшие животные именуются бешеными. Думаю, что у раннего человека это было сродни бешенству, следы которого детектируются уже в исторические эпохи в институте шаманизма или дионисийских мистериях. Ритмизованный звук при этом, звук шаманского барабана или бубна, парадоксальным образом своей размерностью выводит физическое тело из-под власти языка коллектива. Причем, это освобождение не дает приобщения к животному стаду, движимому инстинктом. Инстинкт есть программа, в то время как бешенство отменяет любую прагматику. Это, если разобраться, высокая трагедия человеческого существа. Язык, давая свободу манипулирования миром, фатально меняет базовые настройки животной онтологии. Возврата в инстинктивное до-сознание, в блаженную утробу инстинктивной программы бытия, решающей за тебя, что и как делать, нет. За отменой языка стоит не животное, а не-жить. И музыка представляется в своих основах реликтом медиатора в анти-мир. Возможно, в этой перспективе музыку следует трактовать как исток и модель ритуала, приходящего на смену генетически детерминированной программе. Ритуал, повторяющий в договоре до-смысленность природного закона.
CaduceusDNA

Эмператорская Нота Неудовольствия (ЭНН)

http://reu-k.livejournal.com/284186.html

Он меня забанил. Знаете за что? За то, что я поставила на место нахала, который сначала издевался над святынями моего народа (возможно, это для вас и идолы, но для нас-то святыни, нес па?), а потом еще призвал клона, который пообещал выебать меня в рот, предварительно вырезав гланды и выбив зубы.

А ребе Реувен называет его своим другом.

Между тем как я пришла с просьбой о помощи в одном деликатном деле. Я попросила нам помочь воссоединиться с блудным сыном ихнего народа. Я объяснила все, как есть. Я выложила протоколы.
И что я получила?
Предложение отсосать с предварительным удалением гланд и зубов.

Если мою реакцию - САМ СОСИ У СЕБЯ ДО ПОСИНЕНИЯ! - кто-то сочтет грубоватой, прошу покинуть мой Бортовой журнал.

Умер наш, ребе, очень жалко нам его. Он нам в наследство не оставил ничего.
Он перешел в закрытый подзамочный режим. Теперь они там могут вылизать до дыр все свои эрогенные зоны. Нас они больше не побеспокоят:)
qub

Эмператорский музыкальный салун

Вот, пишу эссе для Плуга.

Субкультурные музыкальные вечера.


Вечер с Моцартом.

sofia_wist wrote,
@ 2011-07-02 03:52:00

Ты, Trexon, - Бог.

И сам об этом знаешь;)

Браво, Маэстро!

Я прошу Семиосферу передать мои слова Маэстро Трексону с превеликой благодарностью за доставленное наслаждение его музыкой. Как я понимаю, мы, скорее всего, больше никогда не встретимся ... в этой жизни. Но у нас будут другие:)

Я была счастлива целовать Вашу руку, Маэстро.

И пусть это останется устной легендойJ Хотя, увы, здесь я противоречу сама себе.

Вы мне так много рассказали обо мне и моей любви.
___________________________________________________________

Манка-фест в этом сезоне удался. Он начинался два дня подряд на берегу моря в Пирита, провожая Солнце почти от зенита до погружения. А заканчивался в кинотеатре «Сыпрус», куда перебиралась уже достаточно поднабравшаяся отборная публика. Это тот Город, который я хочу видеть. Это – моя Атлантида. Молодые люди на ступенях портика Храма Муз, жаждущие музыки и творящие музыку. Они влюблены друг в друга и в Музыку. Девочки вносят свои системные диссонансы. А мальчики любят друг друга настоящей платонической дружбой. Это, чтобы вы знали, когда «Платон мне друг, но истина дороже!» А я потом этот афоризм переделала так: Что истина?.. Платон дороже! Что там какая-то истина?! Любите друг друга – вот вам истина.

Они не ищут славы. Они ищут репутации у своих единомышленников. Вот это Академия. Академия Ризомы.

И этот зал старого советского кинотеатра...Где я просмотрела все (спасибо Марку Соосару), начиная с разрезаемого глаза Бунюэля. Я не закрыла глаза, хотя, признаюсь, было больно. С тех пор я знаю, что содержимое не равно содержанию. Сейчас-то что...На экране кромсают все в капусту, в клочки разносят, кишки по микрорайону. А вот ЮрМих еще рассказывал, что в «Рим – открытый город» там женщина падает, убитая, она мертва, а на чулке ползет петля. А мы этого уже не успели заметить на экране. Я видела фильм немой, Юра Цивьян привозил в тартуский киноклуб, кажется, это был «Смертельный чих». Юра перед фильмом долго объяснял, что именно потрясло тогдашних зрителей, как Белый у себя это отразил, кто-то еще у себя. А потом сам фильм. Блин, там вообще не успеваешь осознать, что в кадре произошло. Там кадров-то всего ничего и гонят со скоростью света буквально. Так что вырождаемся, дамы и господа. Но не всеJ

Я села в первый ряд. Рядом сели мальчики. Мой сын, мое лучшее произведение, просто дар Божий, и его лучший друг, музыкант и журналист Дан Михалыч Ротарь. И еще Густав, сын моего однокашника по Тарту. И еще Железка, девочка-волчица.

И все долго долго ждали Маэстро. Маэстро должен заставлять себя ждать, и он заставил себя ждать. А потом он, наконец, вышел. Некоторые умудрились сдерживать себя на ступенях до аж пока Маэстро не вышел. Вот Дан, например, вошел чуть после Маэстро, несколько смущенно озираясь. А потом Маэстро не мог включить микрофон. И Дан, смущенно встав из первого ряда и озираясь, мол, да ну, ну, неужто я? – поднялся на сцену и включил микрофон для Маэстро. А потом они кричали: Трексон! Мы тебя любим! И это не звучало ни пошлостью, ни насмешкой. И Трексон играл. А Джума сзади кричал: «Трексон! Как в 96-ом!»

А потом все куда-то ушли. И я осталась одна в первом ряду. И место слева от меня было свободно. И он сыграл «О, моя девочка в очках...»: Потому что я продал квартиру, музыкальный центр и телевизор, чтобы быть с тобой свободной, о, моя девочка в очках, чтобы быть с тобой ребенком нам нельзя иметь детей, о, моя девочка в очках...

И я поцеловала ему руку.



Вечер с Сальери.

Посвящаю эту арабеску своему щедрому спонсору и рыцарю bo_ba , который помог мне собрать средства по Сети на мою первую книгу "Эмблема". Я плачу по долгам, но по некоторым с особым чувством.

Прекрасно провела вечер.
Заехал кузен Костя. Поговорили об основах Мироздания.
Он поставил мне демо-версию (понятия не имею, чем демо от не-демо отличается) своего альбома "Хронометр".
Это очень круто. Его музыка парадоксальна, она медленная, но заставляет думать очень быстро. Это Космос во всей его беспредельной ослепительной красоте. И это всегда и повествование, и законченная композиция. Отсюда и эмоции и возникающие образы, почти всегда чисто музыкальные, хотя и пластические. Это волны, и виртуозный челнок по волнам. Он играет на струнах Мироздания. И при этом стоит на часах, у него в мозгу электронный хронометр. Говорит, что для начала первой композиции они специально записали какой-то старинный хронометр. Вообще он разъял музыку уже на наноэлементы, а все - гармония! Ну разве же не чудо?

Костя почти никому не показывает свою музыку. Он - перфекционист, одинокий волк, страстно ревнующий свою возлюбленную - Музыку ко всему, что не она. Он, несомненно, - Сальери в музыке. Точный расчет, твердая виртуозная рука. Никого не может терпеть между собой и ней. Играл под драм-машину, под метроном, потому что настоящий барабанщик на тебя сам должен выйти, а он не выходил. Даже с Борисычем-басистом они давно не играли. Ни пылинки, ни соринки. Безупречность во всем. Тощий как гончая борзая.

А Trexon - Моцарт.
http://sofia-wist.livejournal.com/39085.html?mode=reply
Сальери любит музыку, а Моцарт - жизнь, и только потом музыку.
Сальери - это Дух, а Моцарт - Душа музыки.

Оба они гении. Но Trexonу хочется поцеловать руку. А Косте - крепко пожать.

Костя совершеннее в технике, просто быстрее. Он разъял музыку помилисекундно. Работает на самых микроуровнях и при этом всегда помнит о композиционном целом. Он воистину играет на Струнах.

Но Костя - перфекционист. Он отшельник. Как Перельман. Ему не нужно публики. И поэтому в его музыке не дышит ответная реакция зала. А у Трексона дышит.

Это все равно как ебля и мастурбация. Мастурбация может доставить гораздо более сильное физическое удовольствие, но оно забывается мгновенно. Помнишь ведь те сладкие слова или не-слова, которые сопровождали акт любви.
box

Эмператорская Нота Неудовольствия (ЭНН)

Мне тут некоторые персоны, почитающиеся за проминентов в своем классе, изволят не отвечать на мои запросы в письменной форме в тщетной надежде, что их молчание будет убедительнее моих слов.

Ваша Пифия Дорпатенсис
П ППП

Мне просто лень затеваться с очередной склокой,
если честно.
Я ведь всегда только начистоту,
хотя и с вытребеньками.
А что вы имеете против?
Очевидно, что-то имеете, если я зачастую начистоту выплескивала как нечистоту.
По большей части себе во вред.
Уж никак в выгоде меня не обвинишь, особенно после всей этой истории с международным брачным аферистом Змеюкиным:)
Так что я не корысти ради,
а для науки.

Вы думаете мне легко жить с бритвой во рту?

Я всегда плачу по своим векселям.
Рано или поздно, но я отдам сторицей, не сомневайтесь.

Так что покупайте наш роман "007.Письма о любви. Берлинский дневник 2010".
Это выгодное помещение капитала.