February 4th, 2011

soamo

куршавельские дневники элитного духа

Сегодня Дорпат был тих, как никогда. Город перегорожен стенами, прорубленными в сугробах. Кое-где возвышаются настоящие горы. Под ногами мокрая холодная каша. Или лужа. Сверху - мокрая холодная каша, жидкая. Ноги мокрые, нос течет. На Ратушной поставили ледяного зайца, беременного 1 евро.

В Генклубе, как в старые добрые времена, когда он еще был на Лутса, практически никого.
В джазе только четыре девушки. Две эстонки: соло на саксах, соло на тромбоне. Две датчанки: клавиши+электроника и ударница. Очень трогательно. Исповеди, разговоры по душам, страшные скандалы с перевернутыми ролями. Тромбонистка беременна. Интересно, от кого, если в джазе только девушки?

Леви-Стросс писал в "Сыром и вареном", что музыка есть чистый обман ожидания. Это он писал не про такую музыку. Тут нет обмана ожидания, потому что беседа по душам, с надрывом, с подробностями не бывает предсказуема настолько, насколько стала предсказуемой музыка ко времени Леви-Стросса. Это свободная от канона речь, просто разговор, просто жизнь в языке, быт, бытие. Они сыграли сотворение мира, то есть согласия, из ризомы. И сыграли жесткий диалог на фоне буколических колокольчиков. Ну и так далее. Зал был тих, как будто его не было. Слушали, что интересно. Только иногда на верхней полке, начинали отстукивать по нашей полке ногой недостающий ритм.

И еще Леви-Стросс писал в "Сыром и вареном", что музыка отменяет время. И это осталось неизменным.

Разговор в курилке с эстонским обкурком.
В час по чайной
ложке.

А с дома напротив из-под треугольной крыши, ровно в раму окна курилки, за мною пристально наблюдал Глаз, изображенный местными граффитистами.
A?

Утренники ненависти. О любви к человечеству

Разъяснения в диалогах.

Умница и красавица mary_goes_round оставила важный комментарий к записи http://egmg.livejournal.com/1551236.html?nc=9
2011-02-03 04:50 pm
"Слишком много людей точно знают, кто умный, а кто - протоплазма. Не в обиду будь сказано да и не про Вас, но, как правило, это очень неприятные люди. Разумеется, себя они причисляют к высшей категории. И очень часто оказывается, что совершенно зря.

Со всем уважением и симпатией,
достойный представитель протоплазмы.)"

egmg
2011-02-04 09:44 am
Это верно, несомненно, что ан масс люди судят других легче, чем себя. И то, что это неприятные люди, тоже верно. Что не отменяет необходимости судить. Судить, конечно, приходится по себе. И вот тут многие забывают, что для того, чтобы судить по себе, следует для начала судить себя. Я всегда начинаю с себя, и то, что я ненавижу, я в первую очередь ненавижу, обнаружив в себе. Так и только так человек может самосовершенствоваться, выдавливая из себя ненавистное:)
A?

Эмператорский круглый стол им. Франциска Ассизского

Сегодня, коллеги, я предлагаю обсудить в очередной раз проблему свободы воли и связанную с ней проблему самосознания.

Мой тезис состоит в том, что любой объект в этом мире обладает свободой выбора, то есть свободой воли и ее изъявления, то есть самосознанием. В том случае, разумеется, если мы признаем объективность, иными словами - (не)зависимость - внешнего по отношению к нам мира. А мы вынуждены ее признать, потому что в противном случае - солипсизм, который просто неинтересен, как неинтересен любой тупик.

Доказательство.

Если мы воспринимаем некий объект в качестве такового, то есть отдельного феномена, данного нам в знаках его присутствия, следовательно мы осуществляем коммуникацию с этим объектом. Коммуникация не может быть односторронней, это противоречие в основах понятия. Коммуникация всегда осуществляется в режиме: сигнал1 -> прием=интерпретация <- сигнал2. Это всегда диалог. Даже в том случае, если мы сами себе подаем этот сигнал, чтобы стать таковым, он должен быть в качестве такового интерпретирован. Мы можем в принципе в некотором приближении коммуницировать сами с собой в силу функциональной дифференциации нашего мозга, продуцирующего сообщения и их интерпретацию. В определенном смысле, так оно и происходит, но останавливаться на этом постулате нельзя, поскольку это нас опять приводит в тупик соллипсизма.

Итак, если мы получили сигнал, значит, кто-то или что-то этот сигнал сгенерировал и послал, а мы его получили и прочли. Это касается любой формы информации в самом широком смысле. Если есть сигнал, значит, есть его генератор. Генератор, направляющий сигнал, поток информации, изнутри вовне объекта. Таким образом, мы получаем некое внутреннее пространство, устройство, систему, внеположенную нам, воспринимающим, обладающую своим автономным бытием. Монаду, ясен пень.

Если есть излучение информации изнутри вовне, значит, объект обладает самосознанием того или иного рода, самосознанием, которое нам недоступно вполне, и о котором мы судим только по той информации, которую нам этот объект излучил. Иными словами, объект обладает автономией, обладающей волеизъявлением, то есть способностью воздействовать на внеположенный ему мир сгенерированной его ссистемой информацией. Мы можем сказать, что некоторые объекты излучают информацию осознанно, а некоторые неосознанно, то есть являются трансмиттерами чьего-то иного сознания=волеизъявления. Но это различие снимается на более высоком уровне обобщения. Подумайте о том, являетесь ли вы сами сознательными излучателями ваших сообщений или только трансмиттерами языковой, включая органическую, традиции.

Коммуникация всегда обоюдная. Это всегда обмен. Если мы получили сигнал, значит, мы себя обнаружили и для того, кто этот сигнал передал. Другой вопрос, в какой форме мы себя обнаружили. Нам почти ничего не известно, каким образом, например, муха нас осознает. Каким образом нас осознает камень? То, что он нас как-то осознает, несомненно - камень нагревается в ответ на прикосновение нашей ладони, камень поддается резцу Микельанджело, отсекающему от него лишнее с точки зрения Микельанджело; полагаю, у камня на этот счет может быть свое мнение, но я его не знаю, access denied. Возможно, у камня совсем иное время осознания тех или иных сигналов. Камень "охраняет" свою территорию от нашего вторжения довольно серьезно. А мы с равным его сопротивлению остервенением его обрабатываем. Видит ли нас камень? Что значит "видеть"? Видит ли слепой? Ну и так далее.

Дополнительным пунктом доказательства волеизъявления, то есть направленного самосознания является наличие у любого объекта свободы выбора. Любой объект обладает свободой выбора, сколь бы ограниченной она нам, людям, ни представлялась. Свобода, как известно, создается ее ограничением. Свобода всегда от чего-то и имеет направленность к чему-то. Это что-то - граница возможностей субъекта желания=воли, направленного всегда на преодаление этой границы. В пределе у всех у нас, у всех объектов этого мира, свобода только одна - сохранить себя или потерять под гнетом внешнего коммуникативного воздействия на нашу монаду. А вот в каком уж смысле и качестве и для кого - это другой вопрос. Изначальным условием свовбоды является наша всеобщая, универсальная несвобода - никто и ничто в этом мире этот мир не выбирал, чтобы в нем оказаться. (Впрочем, я не знаю, как там у высших асуров, вполне возможно, они запросто выбирают себе миры, но думаю, что и там есть некоторая заданность общего принципа - миры все связаны в сеть системы). И только оказавшись в этом мире, мы постепенно все более осознанно (=все более активно) по шкале эволюции начинаем осуществлять свободу выбора желаемого. Зерно, павшее на камни, выбирает не прорастать, а павшее на добрую почву прет вверх. Это его, зерна, выбор. Ну не нравятся камни - вымирай. Не нравится этот мир, его условия - не живи.

Другой вопрос, можешь ли ты изменить условия мира, его объективный договор, так, чтобы он соответствовал твоим желаниям? Человек тут показывает чудеса приспособляемости. Думаю, он сравнялся в этом искусстве с тараканами. Тараканы достигают этого результата своими средствами терпимости практически к любым условиям договора. Человек в постоянной борьбе и нетерпимости к предложенным условиям достигает того же. Человек демонстрирует своим существованием языковую, договорную основу этого мира, он ищет и находит эти лазейки весьма успешно. Но для начала всегда надо выучить, то есть описать язык - систему, в которую собираешься вносить поправки.
A?

Эмператорский круглый стол им. Франциска Ассизского

С подачи white_crocus к нашей беседе подключается глубокоуважаемый коллега langobard
c блестящим сообщением на тему, "Что есть гуманитарный склад ума" http://langobard.livejournal.com/3150136.html?view=34250808#t34250808

Лангобард langobard wrote,
@ 2011-02-04 10:24:00

Гуманитарный склад ума.
Так сложились обстоятельства, что довелось мне недавно на среднеразмерной публике отвечать на вопрос, на который сам нарвался. Что такое «гуманитарный склад ума»?

Сброшу высказанную залепуху и сюда.

Для начала отмечу: гуманитарный склад ума не определяется простым интересом ко всяческой гуманитаристике. К умным гуманитарным книжкам, к общественно-значимым проблемам, слежением за «новинками литературы и кинематографа» и прочей лабудой. То есть это не готовность задорно потрещать на какую-нибудь гуманитарную тему. Условный «физик», не чуждый интереса к «лирике», убежденный, что одно это ставит его на один уровень с гуманитариями, очень заблуждается. Как заблуждается всякий гуманитарий, полагая себя гуманитарием только на том основании, что он трудится по гуманитарному профессиональному профилю или просто получил гуманитарное образование. Ничего подобного!

«Гуманитарный склад ума» определяется тремя базовыми характеристиками. И одной дополнительной – желательной, но не обязательной.
1. Гуманитарий – отдает себе отчет в том, что существует «ДРУГОЕ» (или «Другой»). Другой опыт, другие «жизненные миры», другие смыслы, другие интерпретации, другие «картины мира»… Речь не о том, что гуманитарий уважает или даже любит «другое». То есть не обязательно разделять базовые положения доктрины толерантности. Речь исключительно об осознании самого факта реальности этого «другого». Можно «другое» ненавидеть, можно с ним враждовать, быть, так сказать, нетолерантным, но оставаться гуманитарием по самому факту признания факта существования этого самого «другого».
Тетка в купе поезда, которая начинает делиться со случайными попутчиками впечатлениями о последних сериалах, практически не допуская возможности того, что кто-то может эти сериалы вообще не смотреть – классический пример негуманитарного склада ума.
2. Способность осуществлять с этим «другим» какую-то коммуникацию. Вражда это тоже коммуникация, хотя те, кто избирает ее в качестве единственного способа коммуникации с другим, отодвигают себя на периферию гуманитарного мира. Впрочем, не переставая быть гуманитариями, поскольку (как сказано в пункте первым) они про «другое» знают и признают факт его существования. То есть элементарно понимают, что мир и люди продолжаются за пределами их собственных представлений о мире и особенно людях. Тот, кто, не смотря сериалы, сможет осуществить коммуникацию с теткой из пункта первого (по пути из пункта А в пункт Б (смайл)), тот и есть гуманитарий.
3. Понимание условности или сконструированности, иначе говоря, «историчности» любых представлений, включая, собственные. Впрочем, последнее (когда про «собственные» представления) – это высший пилотаж гуманитаристики.
Иначе, все это можно назвать «антиуниверсализмом» (добротный синоним понятия «историчность»).
Позволю себе самоцитирование собственной фишки: гуманитарий это тот, кто лезет в энциклопедию, например, в ту же тетю Вику - не для того, чтобы узнать истину, а для того, чтобы узнать, что именно СЕЙЧАС почитается за истину. Равно как Большая советская энциклопедия интересовала его не как сборник истин, а как сборник того, что в «советском мире» принимается за истины.

Это все.
Еще остался четвертый, необязательный пункт (кстати, и третий уже балансирует на грани обязательности).
4. Гуманитарный склад ума это понимание несамодостаточности, «зависимости от…» - всего, что можно обнаружить в людских головах и в голове собственной. Развивая известный тезис, можно сказать, что гуманитарий это тот, кто признает принцип «бытие определяет мышление» (безусловно, мягкий марксист – гуманитарий больший, чем жесткий картезианец). Правда, понимает гуманитарий под этим «определяющим бытием» не нечто неподвижно-объективное, а то, что описано в пункте третьем.



o_proskurin
2011-02-04 05:03 am
По-моему, Вы описали не идеального гуманитария, а идеального политтехнолога.

egmg
2011-02-04 09:00 pm
А по-моему, блестящий портрет если не гуманитария, то уж точно - семиотика. Политтехнология - это самая грязная и низкая область семиотики, но, вне всякого сомнения, семиотики, поскольку имеет непосредственное отношение к языковой компетентности в ее программирующей будущее функции.