egmg (egmg) wrote,
egmg
egmg

Categories:

Артистические салуны

Эстонский дизайн vs. русский гламур.
work in progress


Артистические салуны.


Сезон подходит к концу. Составляю летопись для "Плуга". И уже понимаю, что весь материал не войдет, придется делить на два номера, и все же я хочу начать свой итоговый отчет за прошедший сезон с общих рассуждений о хорошем вкусе и стиле.

Я считаю, что выдержанность хорошего вкуса это главное достояние нашей маленькой северной страны Эстонии. Эстонские девушки по свидетельствам иностранцев выглядят все как топ-модели. И это правда. Наши кафе, рестораны, выставочные залы, прикладное искусство, парки, ландшафты и т.д. практически всегда безупречны по вкусу, будь то даже постмодерная эклектика в интерьере.

Мои противоречия с господствующей властью всегда носили прежде всего эстетический характер. Мне вообще кажется, что общество начинается со стиля, с умения различать хороший и плохой вкус, сохраняя уважение к предпочтениям других. Это и есть культура. Вопрос в том, чьи именно предпочтения возобладают в той или иной среде и/или ситуации. Крайне обидно, когда в твое пространство хорошего вкуса вторгается безудержное эстетическое хамство. Ну например, когда в оформление двора эстонской корчмы влезают пластиковые лебеди на пластиковом фонтане. Вкус это прежде всего внимание к аутентике.

И еще мне кажется, что национальные противоречия в нашей стране также в значительной степени носят эстетический характер. Я буду говорить только о русско-эстонском эстетическом конфликте просто потому, что лучше всего знаю этот предмет. Посмотрите как лежат покойники в русской и эстонской частях кладбища в Тарту. Думаю, что комментарии излишни. Русское чувство вкуса столь широко, что никаким указом Достоевского его не окоротишь. Русский вкус воистину всеяден, как мы видим на экстремальных примерах новорусского гламура. Россия столь огромна, что эстетические критерии внутри этого пространства вовсе неприменимы. Там рождается буквально все. Очень непредсказуемая креативная среда. Общества как такового в России и не наблюдается. Есть правящий гламур, а все прочее - неразбериха. К широкомасштабной экспансии склонен, как водится, правящий вкус, который на периферии Империи зачастую дегенерирует в самые смехотворные и уродливые формы. Ни для кого не секрет, что значительная часть русской ообщины Эстонии ориентируется на стиль Империи, игнорируя местные реалии.

Этим посланием мне хочется поставить проблему защиты эстетической окружающей среды в нашей стране. Защитим матрицу эстонского дизайна!

Мы, русские эстеты Эстонии, обязаны сохранить нашу эстетическую самоидентичность. Эта самоидентичность предполагает разумно сбалансированный минимализм в выражении своего "я" во всех областях культуры. Разумеется, не все в эстонской современной визуальной культуре соответствует этому стандарту. Стандарт вообще есть мнимая абстракция, отклонения от которой, впрочем, имеют свою предельную амплитуду. Этот стандарт подвергается давлению и сомнению как извне, так и изнутри. И самую большую опасность здесь представляет собой наш большой имперский сосед, который не очень считается с нашими вкусами.

Как проникает дурновкусие в нашу среду обитания?
Разумеется, в первую очередь через телевидение. Телевидение навязывает стиль бессмысленного раззолоченного прожигания жизни по всем возможным каналам. Любой гламур безобразен, но у новуоришей он еще и смехотворно неатунтичен. Это было описано уже у Мольера в "Мещанине во дворянстве". Система ценностей, навязываемых телевидением, это школа и шкала безудержного потребления. В эту воронку гонки потребления постепенно затягивает всю культуру. Содержательную культуру повсеместно замещает демонстрация потребления культуры. Однако не везде. Я вижу свою задачу как ученого и педагога в выявлении ростков хорошего вкуса в окружающей культуре. Выявления и пестования нормальных здоровых форм культуры. Конечно, это ответственное заявление, и я чувствую себя обязанной дать определение своего понимания нормы. Я предлагаю всем свой прибор культурного видения – свое слово. Полагаю, что мои профессиональные сертификаты дают мне право на высказывание своей позиции даже по столь деликатному вопросу.


Школа хорошего вкуса на грани выживания.

Я долго думала над тем, как продолжать свою рубрику Салунов. ФБ исправно ведет летопись всех событий с обильным фото- и видеоматериалом. Уровень рефлексии участников событий настолько удовлетворителен, что и добавить, подчас, просто нечего. Что говорить, когда молодые люди и так все понимают в полном соответствии с Малым Академическим Стандартом. Впрочем, нелишне его будет вопроизвести еще раз. Любое разумное высказывание должно отвечать на несколько базовых вопросов:
1. Кто для кого говорит?
2. В чем проблема?
3. Как улучшить ситуацию?
4. Этический момент (в академическом формате этот момент совмещен со ссылками на предшественников в традиции).

Уровень самосознания нашей тусы хорошего вкуса «Плуга» со Спутниками с моей точки зрения вполне соответствует моим представлениям о разумности.

Это не значит, что некуда развиваться, нет пределов совершеству. Это значит, что мы развиваемся нормально, то есть разумно.

Я понимаю, звучит скучновато:) Но, насколько я знаю, скучать нашей тусе не приходится. И это замечательно. Однако событий так много, редакторский портфель «Плуга» становится все объемистее, что приходится задуматься над изменением формата. Во всяком случае, формата моей рубрики. Кому же и задумываться как не мне, ее автору и создателю?

Я хочу сделать эту рубрику чуть более личной. Я буду писать так, как я нечто увидела и запомнила, не следуя устоявшимся правилам хроники, а просто останавливаясь в памяти на том или ином аспекте произошедшего. Мне хочется увеличить амплитуду данного формата. Мне представляется, что это наиболее компактный способ сохранения памяти на данный момент, позволяющий наиболее адекватное сохранение личности пишущего во всевозможных ее проявлениях в конкретных контекстах.

Что задает формат? Функция автора высказывания в конкретном контексте.
Личность – личина критика подчиняется определенным правилам, наработанным долгой традицией письма в предыдущих поколениях. Без распознавания формата, то есть функции автора, не будет ориентира, как читать данный текст. Именно это происходит сплошь и рядом в Сети. Ты думаешь, это ирония, а это со звериной серьезностью. Или наоборот, когда осмеянию подвергается вообще все, без разбору. Энтропия наблюдается в первую очередь в размывании границ, в бесконечной свободе обывателя, носящегося по информационным поводам потребления без руля и без ветрил. То есть формат нужен. Иначе все сольется в одно серое, увы, безмозглое вещество.

Это, понятное дело, все признаки энтропии – дегенерации расы. Но вырождаются не все, как я неоднократно повторяла. Вопрос в том, как отличить дегенерата от наоборот:)? Вот «Плуг» не вырождается, а наоборот, только совершенствуется в мысли и самосознании. Потому что у «Плуга» есть формат, есть узнаваемое лицо и характер.

Однако мы наблюдали и наблюдаем и такие культуры, когда формат становится настолько жестким, что многие, часто лучшие, отправляются в мир иной раньше времени и не по собственному желанию, а желанию диктующих формат. Поднял голову – гильотина. Так что, ответ, как всегда посередине – баланс свободы и правил ее осуществления. Для этого нам надо знать границы своей свободы. Как? Все выясняется на практике. Именно на практике формируется самосознание абстрактной личности или идеи.

«Плуг» для меня лично (заметьте, я никому ничего не навязываю:) это поле моего эксперимента. Семиотического эксперимента. Чем дальше, тем больше я отдаю себе в этом отчет. Не без помощи «Плуга» со Спутниками. Я – семиотик тартуской школы. Мой метод – метод включенного наблюдателя. Основное достижение нашей Школы на данный момент это ключ к регулярному программированию культурной среды. У меня было несколько лабораторий на базе Тартуского университета, но, как многим, возможно, известно, у меня там возникли большие проблемы с пониманием коллег. И у меня отобрали мой важнейший курс, который я сама создала и развивала на нашем Отделении, курс по визуальной семиотике (см. Открытое письмо М.Лотману). А оставшийся курс по бытовому поведению пытались задавить (у меня не было денег, чтобы ездить из Таллина в Тарту), но я все же получила два положительных результата онлайн. Да, из 17-ти 2, но ведь даже не 1, а 2! В таком вот состоянии я оказалась в Таллине. У меня собственно осталась одна площадка – «Плуг». И я осталась довольна проделанной работой. «Плуг» и Спутники стоят всего гуманитарного блока Тартуского университета. Too bad, Mater Alma, too bad…

Поставленная на грань выживания в суровом социальном климате Эстонии, я, тем не менее, имела возможность принять довольно активное участие в культурной жизни столицы. Кое-куда все же можно пойти бесплатно. Так совпало, что за отчетный период многие из этих представлений были направлены на рассмотрение самой горячей точки наших местных проблем – русско-эстонские отношения. Plug-in становится традиционным, со своей спецификой. Кабаре-формат, музыка перемежающаяся со словом, свободно передвигающаяся довольно многочисленная и разнообразная по возрасту (!) публика. Место суперское, Тоомпеа, куда уж выше:) «Плуг-перевертыш» порадовал необыкновенно. Арсений выступил с програмной статьей о возможностях дальнейшего развития. Это необыкновенно важно – ставить себе задачи и цели, просто не стоит им фанатично следовать.

В Коду выступали Зак Май и Умка. А потом они еще и в ГенКлуб в Тарту закатились. Круто. Нас посетил легендарный mi3ch Дмитрий Чернышев, привез свою элегантную книгу «Как думают люди». Приезжал на Заппу Заппу автор «Эстонской матрицы Дмитрия Сумарокова» Дмитрий Сумароков с друзьями журналистами из Риги. Мы с ними сняли кусочек фильма про лифчик. На PÖFF я попала только на мастер-класс Иштвана Сабо. Но зато он велик. Могучий мастер. Он говорил об эволюции изображения человеческого лица в кинематографе в связи с эволюцией европейской цивилизации. Мне это было маслом по сердцу – матрица и патрица, все, как положено.

Было много поэтических событий. Пи Филимонов презентовал сборник своих новелл в эстонском переводе Катрин ПярнВяли в Коду баре. И прочел свой речетатив «Загреб», ронял листки, я собрала. Из Тарту приехал писатель и переводчик Анти Саар, наш, кстати, выпускник-семиотик, и задавал разумные вопросы автору о природе творчества. Руслан ПХ открыл всем секрет молодости своей печени. Неделей позже в арт-кафе театра NO99 Игорь Котюх презентовал свой поэтический сборник взаимных переводов «Эстонский дизайн». Я никогда не видела столько эстонских поэтов разом. Катрин Вяли переводит Котюха виртуозно, дословно при сохранении интонационного членения. В представлении участвуют и слово, и изображение, и пластика, и музыка! И два языка, можно следить за переводом в реал-тайм. Я получила огромное удовольствие. Читала новую книгу Андрея Иванова «Харбинские мотыльки». Это деликатес для мозга. Как всегда, многоканальное владение словом, дающее мощный эффект правдоподобия, и близкие нам реалии.

Я попросила Пи Филимонова после его выступления ответить на один вопрос.

«Елена Григорьева: Дорогой Пи, я тут работаю над салунами к "Плугу". Я бы просила тебя ответить на один вопрос: как ты полагаешь, изменилось ли что-то в тебе и в обществе после твоего представления?

«2 декабря
Pi Filimonoff
02/12/2013 19:34
Если вы имеете в виду презентацию книги, то в обществе ничего не изменилось, да, в общем, и не входило в задачу как мою, так и мероприятия что-либо менять в обществе. Я вообще достаточно к обществу безразличен Что касается меня лично, то тоже нет, ничего не изменилось, хотя получил новый интересный экспириенс - выступать на эстонском перед русскими знакомыми. Такого точно раньше не было. Любой новый экспириенс, вероятно, что-то в нас так или иначе меняет, только об изменениях этих мы чаще всего узнаём задним числом.

Елена Григорьева
02/12/2013 20:45
спасибо за интервью:)»

Это все скромность. В этом году у Пи Филимонова вышло две авторских книги по-эстонски и перевод на русский нашумевшей книги эстонского писателя с русским именем Андрея Хвостова «Страсти по Силламяэ». Презентация этого перевода прошла в рамках Читательских четвергов Игоря Котюха при иностранном отделе Национальной библиотеки. Картины советского детства шокировали эстонскую публику, но я полагаю, что нынешнее подрастающее в Ида-Вирумаа поколение напишет покруче, чем Хвостов...Четверги Котюха вообще становятся довольно популярны. На лекции Ирины Белобровцевой, представившей навигацию по новейшей русской литературе, было вообще не протолкнуться.

Порадовал и перформатив. Эви Пярн совершила настоящий подвиг во имя благой цели – анализа ситуации русско-эстонского конфликта. Четыре пятницы, четыре шабата подряд мы смотрели на эту проблему с разных сторон. Эви приглашала новых собеседников и соучастников для каждого представления. Редкие совпадения и мучительные несовпадения. И манипулятивные технологии, которые играют на руку власть, то есть деньги, предержащим. Избранная публика. Канути гильдия, зал Св. Духа. Перформансы показали, что нет никаких коммуникативных проблем там, где люди добровольно хотят друг друга понять. Эви Пярн получила за этот проект мой личный Орден Белой Лошади, таким образом став Кавалерственной Дамой и Леди.

Было довольно много театра. С аншлагом прошла «Золотая маска». Я сходила на Табакерку и Ярославль. Много эстонской публики. Это не может не радовать. Эстонцы традиционно большие театралы. Посмотрела обе «Вавилонских башни» в Русском театре. Ну что сказать, Курочкин, по крайней мере, дает интересную интригу, а режиссер Филипп Григорь(?)ян ее эстетически забавно реализует. Хотя и не без смутительных этических моментов, например, присутствие настоящих детей в весьма откровенных сценах. «Первая вавилонская», на мой взгляд, просто провальная. Нет связного сюжета – все сцены раздроблены и смонтированы по неизвестному, во всяком случае мне, принципу. У представленных персонажей нет прошлого, они не вызывают сочувствия, потому что они ничем не мотивированы, кроме провозглашенного принципа авторства – нам так захотелось, так вот и лепим. Пьесы нет? Не беда, вот тут какие-то обрывки из моего дневника. Марат Гацалов всерьез считает, что его интимные отношения с драматургиней из Москвы могут служить достаточной мотивацией для такого трудоемкого и дорогостоящего проекта как постановка спектакля...Трудоемкого и дорогостоящего. Поскольку театр не дает сборов, а три с половиной критика по контрамарке в огромном зале выглядели бы сиротливо, было принято решение на этот Вавилонский проект уполовинить зал тяжелыми лесами и перекрытиями, которые рабочие сцены в поте лица собирают и разбирают на каждое представление. Ну что же...Я бы сказала, что овчинка не стоит выделки. Это мое сугубо личное мнение. Там, например, на обсуждении спектакля присутствовала одна критик из Москвы. Так она взахлеб рассказывала о скрытой в каждом эпизоде символике. Пойдите, сами убедитесь, кто прав. Заодно театру поможете. Наш Русский театр, кстати, отметил свой 65-летний юбилей. Много событий для детей и взрослых, все очень мило. Я посмотрела камерный спектакль по пьесе Ивана Выропаева «Иллюзии». Это совместный спектакль Русской драмы и тартуского Нового театра (Uus teater), того самого, что вырос в свое время из ГенКлуба. Вот, кстати, очень хороший получился спектакль. Минимализм. Зеркало, свет. Саша Жеделев на рояле. И весь спектакль по-эстонски. Ну почему бы и нет? Здорово. Театр - нынче место крайне непредсказуемое. (Примечание: моя мама специально просила подчеркнуть, что присутствие детей на сцене во время недвусмысленно изображенной оргии недопустимо). В театре может случиться всякое, хотелось бы, чтобы побольше мысли и учета местных реалий. Не знаю, мне вот персонально интереснее всего в театре видеть осмысление того, что происходит в нашей общине, разумеется, с выходом в большой мир. Мне кажется, что театр должен и сохранять классику, и экспериментировать, и развлекать, и радовать, но при этом постоянно анализировать современность, проверять ее на трезвость. Культура начинается с театра, поверьте мне, старому визуальному антропологу. И возрождать культуру следует с театра.

Я побывала в КУМУ на конференции по звуку, в связи с соответствующей выставкой. У искусства звука обнаружилась и новейшая история:) КУМУ вообще молодцы. Я встретилась и побеседовала с Heie Treier, одной из ведущих арткритиков Эстонии. Музей при небольшом постоянном выставочном фонде очень динамично использует свое пространство под временные выставки + образовательный центр + театральная, кино- и лекционная площадка. Маша Гольцман там ставит свои балеты. По средам показывают арт-хаусное кино. В настоящий момент там пять выставок. Два эстонских художника советского периода: персональная выставка Lepo Mikko (1911–1978) – Pallase Kool (линия натяжения Тарту – Париж, эскапизм, форма в себе, никаких характеров, проигрывание стилистических вариаций на фоне разнообразных традиций) и Nikolai Kormashov (1929-2012), работы 1960-х. Николай Кармашов этого периода – прямая оппозиция стилистическому эскапизму Лепо Микко. Это экспрессия и характеры. Совсем разные взгляды на окружающую жизнь. Заметим, что судьбы представителей школы Pallase довольно трагичны (эмиграция, самоубийства, ссылки). Интересный проект The Progress of Images. Interpreting the Estonian Art and Photography of the 19th Century, где представлены параллельно фотографии и живопись определенного периода. Наглядно становится понятно, что и камера, и кисть в качестве инструмента отражают некоторый общий взгляд на вещи, присущий конкретному историческому периоду. В общем, КУМУ радует, можно было бы чуть подешевле все же билеты.

Ну и, конечно, я не могу не упомянуть премьеру русско-эстонского фильма «Мандарины». Это очень сильный фильм о природе не только национального, но и человеческого конфликта. Хочу еще раз подчеркнуть, что сцену последней перестрелки следует понимать как защиту семьи от любой агрессии. У агрессора нет национальности, он просто – враг.

И в заключение этого обзора мнение еще одного эксперта. Я попросила ответить на мой вопрос о том, что такое стиль, стилиста, профессионала в конструировании моды и образов, художника, педагога, автора захватывающих лекционных курсов и мастер-классов, автора научных работ, автора сценария к фильму «Пространство Лотмана» и так далее (ее CV читается как музыка для интеллектуала), свою коллегу и подругу Яну Сафарову (С.-Петербург) https://www.facebook.com/profile.php?id=100005635891821

«Поскольку я веду курс "История стилей и образов", обычно студентам говорю, что иногда для понимания сложного достаточно самого простого объяснения. Часто оно кроется в этимологии слова, что в данном случае относится и к понятию "стиль". Все мы знаем, что первичное значение этого термина, который сейчас звучит повсеместно и применяется к месту и не к месту, это палочка для письма, но главное - стержень. Именно это и является определением любого стиля, будь то исторический стиль, стиль живописи, литературы и, наконец, моды и модного поведения. Всего-навсего стержень, который держит сложнейшие конструкции в истории искусства и человеческой культуры. Не дает рассыпаться тому прекрасному, что создается в тот или иной период. Это же относится к манере художника (музыканта, писателя, поэта...), образу человека, о котором мы говорим "стильный" и многому другому. Это тот код, который дает нам возможность узнавать направление или эпоху. Так что стиль - это то, что с одной стороны держит как стержень, а с другой - записывает (как стило) все, что объединяется в эпохе, мастере или человеке. Мне кажется, что стиль - это универсальный ключ к пониманию образов.

От моды стиль отличается так же, как, например, живопись от стиля живописи, а литература от литературного стиля. В идеале каждое художественное явление должно иметь свой стиль, но бывает, что произведения той же моды (как и любого другого искусства) бывают чрезвычайно талантливыми, но держатся в рамках большого стиля, находясь по сути в мейнстриме. Это не хорошо и не плохо, так как любой стиль складывается из бесконечного множества фрагментов. Поэтому мода - это не стиль как таковой, хотя мы и говорим "стиль моды эпохи", а скорее вектор, или несколько векторов, среди которых и кристаллизуется один, доминирующий, который по сути и становится Стилем.

Поэтому, полагаю, стиль является внутренней, а не внешней характеристикой и относится больше к духовному, нежели к эстетическому началу. Как-то так...»

И уже совсем наконец:) Я хочу поздравить «Плуг» с очередным витком борозды по орбите. Каждый номер выводил наше самосознание на все более высокий уровень понимания. Я хочу напомнить, что процесс творчества не имеет высших границ, что совершенству нет предела. Мне кажется, что многие со мной согласятся, что нижних пределов вкуса мы с вами насмотрелись уже до тошноты. Вот такой вот парадокс: нижняя граница есть, а верхней – нет:) Так что – только ввысь! Ура!
Tags: plug, reports, reports music
Subscribe

  • protocols of mental damage (Russian)

    Дмитрий Кузовкин 22 ч. · отредактировано · Наш человек в Эстонии 4 (вытащил из комментариев): "а где ты видел, Дима Серун-Кузовкин НАШИ ВОЙСКА на…

  • protocols of mental damage (Russian)

    эпикриз диагноз - категорическая неспособность вступать в равновесный диалог, то есть фатальное поражение коммуникативных функций Игорь Яркевич 8…

  • BFM students reports

    P.N.C. THE PUZZLE I received a piece from a puzzle. I puzzle that I don't know. It represents, for what I can guess, a world map. The part that I…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • protocols of mental damage (Russian)

    Дмитрий Кузовкин 22 ч. · отредактировано · Наш человек в Эстонии 4 (вытащил из комментариев): "а где ты видел, Дима Серун-Кузовкин НАШИ ВОЙСКА на…

  • protocols of mental damage (Russian)

    эпикриз диагноз - категорическая неспособность вступать в равновесный диалог, то есть фатальное поражение коммуникативных функций Игорь Яркевич 8…

  • BFM students reports

    P.N.C. THE PUZZLE I received a piece from a puzzle. I puzzle that I don't know. It represents, for what I can guess, a world map. The part that I…