egmg (egmg) wrote,
egmg
egmg

Category:

Русская душа. Рабочие материалы

Русский авангард (5000 знаков)

Меня просили попроще, я старалась, уж не знаю, насколько получилось.

Русский авангард.

Русский авангард – термин, обобщающий множественные течения в русском искусстве конца XIX- начала XX века остро экспериментального характера. Расцвет авангардного искусства приходится на последние годы перед и первые десятилетия после Октябрьской революции. Новый строй, новый мир требовали своего осмысления в новых формах. Если декаденты и символисты провозглашали конец старого искусства, то авангард провозглашал строительство, при этом зачастую безжалостно уничтожая все на своем пути. Наиболее подходящим самоопределением был футуризм, то есть искусство будущего, но новое искусство видело свою задачу прежде всего в разрушении старых форм. Этот процесс можно также описать как изучение формы, очищение ее до схемы. Отсюда разнообразные приемы такого очищения –упрощения: примитивизм, минимализм, схематизм. Кубизм и абстракционизм были едва ли не главными формами авангарда. Выражение внутренней структуры произведения становится важнее выражения сложных чувств и эмоций. Эмоция должна быть сильная, а форма простая. Чем проще, тем кумулятивнее. Точка и линия становятся предметом тщательного изучения. Авангард тяготеет к четким концепциям, ярким локальным цветам, предпочтению слова сложным избразительным композициям, плакатности, идеологической определенности, призывам, манифестам, выведению несущих конструкций и комуникаций на поверхность. Эль Лисицкий и Владимир Маяковский активно работают в жанре остро-пропагандистского плаката, упрощая изображение до четких, ярких фигур. Василий Кандинский (абстракционист) пишет большие полотна, представляющие лишь цветные линии, выявляя их ритм, сравнивая их с музыкой, которой нельзя приписать осмысленного значения. Казимир Малевич изобретает собственное направление – супрематизм. Его полотна изучают соотношение геометрических форм даже не с фоном, а с грунтовкой холста. Это безличное искусство. Серия работ Малевича «Крестьяне» (1928-1932) представлет как бы заготовки людей, болванки без лиц и индивидуальных черт. Это искусство толпы, но и парадокса: каждый художник мыслит себя единственным в своем роде. С одной стороны, множатся группы и группировки, а с другой - каждый ощущает себя уникальным новатором, изобретающим новое в бесконечных экспериментах.
Огромную роль в этот период играет кино. Недавно зародившееся искусство представляло собой непаханное поле для экспериментов. Сергей Эйзенштейн, Лев Кулешов и Дзига Вертов открывают законы монтажа, то есть того, как в сочетании ранее несоположенных изображений рождается новый смысл.
Но можно сказать, что главным жанром, главной формой самовыражения авангарда был манифест. Художник своими резкими декларациями идет на вызов, вступает в непосредственное общение с публикой. Поэт выходит на сцену, на митинг, на площадь. Часто манифест предшествует самому произведению. Первый поэтический сборник кубофутуристов «Пощечина общественному вкусу» (1913г.) известен прежде всего одноименным манифестом, который был сочинён Бурлюком, Кручёных, Маяковским и Хлебниковым в течение одного дня в гостинице «Романовка» в Москве. Молниеносность реакции на происходящие события ценится выше техники исполнения. Этот манифест настолько показателен, что следует привести его целиком:
«Читающим наше Новое Первое Неожиданное.
Только мы — лицо нашего Времени. Рог времени трубит нами в словесном искусстве.
Прошлое тесно. Академия и Пушкин непонятнее гиероглифов. Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с парохода Современности.
Кто не забудет своей первой любви, не узнает последней.
Кто же, доверчивый, обратит последнюю Любовь к парфюмерному блуду Бальмонта? В ней ли отражение мужественной души сегодняшнего дня? Кто же, трусливый, устрашится стащить бумажные латы с черного фрака воина Брюсова? Или на них зори неведомых красот?
Вымойте ваши руки, прикасавшиеся к грязной слизи книг, написанных этими бесчисленными Леонидами Андреевыми.
Всем этим Максимам Горьким, Куприным, Блокам, Сологубам, Аверченко, Чёрным, Кузминым, Буниным и проч. и проч. — нужна лишь дача на реке. Такую награду дает судьба портным.
С высоты небоскребов мы взираем на их ничтожество!
Мы приказываем чтить права поэтов:
1). На увеличение словаря в е г о о б ъ ё м е произвольными и производными словами (Слово-новшество).
2). На непреодолимую ненависть к существовавшему до них языку.
3). С ужасом отстранять от гордого чела своего из банных веников сделанный вами Венок грошовой славы.
4). Стоять на глыбе слова «мы» среди моря свиста и негодования.
И если пока еще и в наших строках остались грязные клейма ваших «здравого смысла» и «хорошего вкуса», то все же на них уже трепещут впервые зарницы Новой Грядущей Красоты Самоценного (самовитого) Слова.»
Манифест – это не просто произведение словесного искусства, это жест, программа жизни. Мы – новое, неожиданное, прошлое – всего лишь ненужный хлам. Не отдельная личность, а коллектив. И при этом ненависть к обывателю, к тому самому среднему человеку здравого смысла - не патриархальная дача, а небоскреб, улей. Категоричность, неприятие, негодование, ужас, противостояние. Нетерпимость к традиции, ко всем ее веками наработанным приемам и мнениям. А что же возникнет на месте прошлого? Ответ - следует выдумывать новые слова, вплоть до «дыр, бул, щил» (Крученых). Разумеется, словотворчество проясняет многие глубинные законы языка. Но подобные индивидуальные эпатажные словоформы редко становятся общеупотребительными, оставаясь в поле эксперимента. Очищение формы приводит к вычищению смысла. Это тупик выражения чего бы то ни было. Неслучайно самые ранние манифесты авангарда оказываются наиболее демонстративными и радикальными. А самым известным и влиятельным символом авангарда становится произведение Малевича «Черный квадрат» (1913). Малевич отказывается от всего богатства традиции, от любых композиционных и колористических преимуществ. Он просто ставит на всем изобразительном искусстве большой черный квадрат.

Во всяком случае, на большой живописи. Искусство уходит в дизайн, то есть в прагматику. Трудно переоценить вклад русского авангарда в мировой дизайн.

Е.Мельникова-Григорьева
Tags: art, avant-garde, russian soul
Subscribe

  • protocols of mental damage (Russian)

    Дмитрий Кузовкин 22 ч. · отредактировано · Наш человек в Эстонии 4 (вытащил из комментариев): "а где ты видел, Дима Серун-Кузовкин НАШИ ВОЙСКА на…

  • protocols of mental damage (Russian)

    эпикриз диагноз - категорическая неспособность вступать в равновесный диалог, то есть фатальное поражение коммуникативных функций Игорь Яркевич 8…

  • BFM students reports

    P.N.C. THE PUZZLE I received a piece from a puzzle. I puzzle that I don't know. It represents, for what I can guess, a world map. The part that I…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments